Гражданский процесс
Поиск по сайту
Особенности рассмотрения жилищных дел
Адвокатская деятельность
 
 

 

Навигация: Главная Основные этапы движения конституционной жалобы Судебное доказывание и доказательства



Судебное доказывание и доказательства

 

Судебное доказывание представляет собой подчиненную законам мышления процедуру познания, облеченную в специфическую процессуально-правовую форму и являющуюся частью судопроизводства. Доказывание можно расценивать как правовой способ познания существа исследуемого дела.
Судебное познание, происходящее на заседании Конституционного Суда при рассмотрении жалобы гражданина на нарушение законом его конституционных прав и свобод, определяется как процесс установления содержания норм обжалуемого закона, сравнения их с корреспондирующими нормами Конституции и оценки соответствия закона нормам Конституции РФ <1>.
<1> См.: Лучин В.О., Доронина О.Н. Указ. соч. С. 100.
В судебном познавательном процессе участвует Конституционный Суд и лица, участвующие в деле, стремящиеся представить обстоятельства дела сообразно своим взглядам, целям, интересам. Целью судебного познания, как и любого иного вида познавательной деятельности людей, является достижение верных знаний об обстоятельствах дела. В теории доказательств по гражданским и уголовным делам целью судебного познания традиционно указывается установление объективной истины в отношении фактических обстоятельств дела в их правовой квалификации <1>. В конституционном судопроизводстве устанавливается истинное (действительное) содержание проверяемой нормы, соответствующее или не соответствующее Конституции. В процессе судебного разбирательства отвергаются мнимые, иллюзорные представления о содержании проверяемой нормы. Конституционный Суд уясняет подлинный смысл проверяемых на конституционность норм и доводит до сведения других лиц результаты уяснения толкуемых положений.

<1> См.: Треушников М.К. Судебные доказательства. 4-е изд. М., 2005. С. 9 - 10.

Институт судебного доказывания в конституционном судопроизводстве урегулирован не столь тщательно, как в производстве по уголовным, арбитражным и гражданским делам. Специфика конституционного судопроизводства как особой формы отправления правосудия допускает отсутствие в законодательстве норм, определяющих понятие, признаки и свойства доказательств, предмет доказывания, распределение бремени доказывания, собирание, проверку и оценку доказательств и проч. Над Конституционным Судом нет вышестоящей судебной инстанции, которая оценивала бы конституционность и обоснованность его решения. Кроме того, небольшой объем правового регулирования доказывания в Конституционном Суде объясняется тем, что, как правило, в Суде исследуются не факты реальной действительности, а юридические документы, преимущественно законы.
В судах общей и арбитражной юрисдикции в делах по жалобам граждан доказываются фактические обстоятельства, имеющие значение для разрешения дела. Особенностью доказывания как процесса судебного познания в конституционном производстве при рассмотрении дел по жалобам граждан является то, что здесь не определяются те фактические обстоятельства, установление которых относится к компетенции других судов. Это обусловлено тем, что в силу ч. 3 ст. 3 Закона о Конституционном Суде Конституционный Суд РФ по данной категории дел решает исключительно вопросы права и на судебном заседании не осуществляется доказывание некоторых фактических обстоятельств. Хотя уже на стадии принятия жалобы, решая вопрос о ее допустимости, Конституционный Суд устанавливает следующие фактические обстоятельства: факт издания закона, факт применения данного закона к заявителю.
Отсутствие соответствующих правовых норм о доказывании в конституционном судопроизводстве вовсе не означает, что здесь нет института доказывания. При рассмотрении и разрешении любого дела в Конституционном Суде всегда исследуются и оцениваются доказательства, поскольку именно эта процедура лежит в основе конституционного принципа состязательности судопроизводства (ст. 123 Конституции РФ, ст. 35 Закона о Конституционном Суде). Состязательный процесс традиционно характеризуется активной деятельностью и инициативностью противоположных сторон (их представителей), базируется на процессуальном равенстве сторон, а также на таких принципах, как гласность, устность процесса доказывания как проявление в целом гласности и устности судопроизводства, независимость суда от сторон, свободная оценка доказательств, непосредственность исследования доказательств судом и проч.
Стороны пользуются равными правами и возможностями по отстаиванию своей позиции на основе состязательности в заседании Конституционного Суда. Состязательность распространяется на все стадии судопроизводства. Однако состязание будет справедливым только тогда, когда противоборствующие стороны находятся в одной "весовой категории", т.е. обладают сравнимыми возможностями по отстаиванию своих интересов <1>. В конституционном судебном процессе сторона, противоположная гражданину-жалобщику, представлена более весомо - тремя органами государственной власти, участвовавшими в принятии закона (Государственная Дума, Совет Федерации, Президент).

<1> См.: Смирнов А.В., Калиновский К Б. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под общ. ред. А.В. Смирнова. 5-е изд. М., 2009. С. 27.

Предметом судебного доказывания являются обстоятельства, факты, подлежащие доказыванию по каждому конкретному делу, рассматриваемому в Суде. Познаются не только факты в собственном смысле слова, но и другие сведения, которые объективно отражают обстоятельства дела и имеют оценочный характер <1>. В конституционном судопроизводстве это прежде всего данные о смысле, придаваемом нормам обжалуемого закона и нормам Конституции заявителем, другой стороной, правоприменительными органами, судьями.

<1> См.: Лучин В.О., Доронина О.Н. Указ. соч. С. 100.

Предмет судебного доказывания в конституционном судопроизводстве формируется из следующих источников: 1) законоположения, подлежащие конституционному контролю; 2) правовая позиция заявителя; 3) правовая позиция стороны, принявшей закон (позиции Государственной Думы, Совета Федерации и Президента); 4) заключение эксперта; 5) консультация специалиста; 6) проект решения Конституционного Суда, подготовленный судьей-докладчиком; 7) разъяснения, консультации, профессиональные мнения юристов по требованию Конституционного Суда.
При изучении обращения и подготовке дела к слушанию перед судьей-докладчиком ставятся задачи исследования смысла проверяемой нормы в контексте ее адекватности Конституции, а также уточнения фактических обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела.
Цель судебного доказывания состоит в извлечении Судом из имеющихся в деле доказательств точных выводов для обоснования решения о соответствии или несоответствии проверяемого законоположения Конституции.
Процесс доказывания включает в себя три стадии: 1) собирание доказательств; 2) исследование доказательств; 3) оценка доказательств. В ходе этих стадий осуществляется поиск информации, сбор сведений о фактах, их процессуальное закрепление, проверка и оценка, также формулирование умозаключений и обоснование выводов по делу. Роль Конституционного Суда в процессе доказывания значительна. В силу ст. 49 Закона о Конституционном Суде судья-докладчик на стадии подготовки дела к слушанию должен истребовать необходимые документы и иные материалы, поручить производство проверок, исследований, экспертиз, консультаций, направить соответствующие запросы. Конституционный Суд вправе для правильного разрешения дела требовать предоставления текстов нормативных и других правовых актов, документов и их копий, дел, сведений и других материалов; требовать заверения документов и текстов нормативных актов; проведения проверок, исследований, экспертиз; установления определенных обстоятельств; привлечения специалистов; дачи разъяснений, консультаций и изложения профессиональных мнений по рассматриваемым делам (ст. 50 названного Закона). В случае необходимости Конституционный Суд может запросить материалы, свидетельствующие о применении конкретного закона в отношении заявителя, если у последнего возникают затруднения в доказательстве факта применения закона.
Такая активная роль Суда по собиранию доказательств обусловлена интересами защиты в конституционном судопроизводстве основ конституционного строя, публичных интересов, основных прав и свобод неопределенного числа лиц.
В конституционном судопроизводстве существует обязательный обмен доказательствами на стадии подготовки дела к слушанию. Согласно ст. 51 Закона о Конституционном Суде судьям и участникам процесса не позднее чем за 10 дней до начала заседания рассылаются не только уведомление о заседании Суда, но и копии обращений и поступившие отзывы на них, копии проверяемых актов, при необходимости и иные документы.
Исследование доказательств в конституционном судопроизводстве заключается в непосредственном восприятии, изучении Судом информации о подлежащем конституционной проверке законоположении, извлекаемой из имеющихся доказательств. Общий порядок исследования вопросов определен в ст. 60 названного Закона, устанавливающей, что Суд вправе своим решением изменить этот порядок. Таким образом, Конституционный Суд по каждому конкретному делу определяет порядок исследования доказательств.
Стороны и их представители участвуют в исследовании доказательств в соответствии со своими правовыми позициями. Суд заслушивает информацию сторон, их представителей, заключения экспертов, мнения специалистов, выясняя факты, влияющие на оценку конституционности проверяемой нормы, сопоставляя доказательства, выявляя противоречия между ними в целях установления и обоснования выводов, которые будут положены в основу итогового решения. Конституционный Суд в отличие от сторон является незаинтересованным в исходе спора органом, поэтому он исследует доказательства всесторонне: как с позиции заявителя, так и с позиции органа, принявшего оспариваемый закон. При принятии решения Суд не связан основаниями и доводами, изложенными в обращении.
Элементом доказывания является оценка судебных доказательств, которая "цементирует" и завершает весь познавательный процесс итоговыми выводами. В ходе сбора и исследования доказательств им дается оценка; ею же и завершается весь процесс судебного познания обстоятельств дела <1>. В конституционном судопроизводстве завершающая процесс оценка заключается в выводе Конституционного Суда о соответствии или несоответствии проверяемого законоположения Конституции РФ. Результаты оценки доказательств отражаются в мотивировочной и постановляющей частях итогового решения Конституционного Суда.

<1> См.: Треушников М.К. Указ. соч. С. 52.

Закон не содержит правил оценки доказательств в отличие от процессуальных Кодексов (ст. 67 ГПК РФ, ст. 71 АПК РФ, ст. 88 УПК РФ). Однако в ч. 4 ст. 74 Закона о Конституционном Суде закреплено правило о том, что постановления Конституционного Суда излагаются в виде отдельных документов с обязательным указанием мотивов их принятия. В п. 9 ч. 1 ст. 75 Закона содержится требование о включении в решение доводов в пользу принятого Конституционным Судом решения, а при необходимости также доводов, опровергающих утверждения сторон. Эти доводы должны быть основаны на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании Судом имеющихся в деле доказательств.
Судебное познание, одним из средств которого выступает процессуальное доказывание, в конституционном судопроизводстве тесно связано с толкованием, т.е. уяснением и разъяснением смысла правовых норм в целях раскрытия действительного смысла Конституции и Закона. Поэтому доказывание в Конституционном Суде как мыслительный процесс охватывает: 1) уяснение положений Конституции и норм оспариваемых законов; 2) исследование их правового содержания; 3) исследование материальных сторон действия права <1>. Причем толкование осуществляют как стороны, эксперты, специалисты, отдельные судьи и работники аппарата Конституционного Суда (неофициальное), так и Суд (официальное, содержащееся в итоговом решении по делу). Толкование представляет собой результат научного поиска, характеризуется использованием различных научных методов, авторитетных концепций, доктрин, изложенных в учебниках, монографиях и других научных трудах, либо предстает как оригинальная новая научная теория, по-иному характеризующая то или иное государственно-правовое явление <2>. Неслучайно Конституционный Суд подчеркивает нормативно-доктринальный характер осуществляемого им толкования <3>.

<1> См.: Хабриева Т.Я. Процессуальные вопросы толкования Конституции в деятельности Конституционного Суда РФ // Государство и право. 1996. N 10. С. 16.
<2> Например, в особых мнениях судей Конституционного Суда РФ можно встретить ссылки на комментарии к Конституции. См., в частности: Особое мнение судьи Н.В. Витрука к Постановлению Конституционного Суда РФ от 11 декабря 1998 г. N 28-П "По делу о толковании положений ч. 4 ст. 111 Конституции РФ" (ссылки на два комментария к Конституции / Под ред. Ю.В. Кудрявцева и под ред. Л.А. Окунькова). В особом мнении судьи А.Л. Кононова по Определению Конституционного суда РФ от 2 апреля 2009 г. N 484-О-П по жалобам граждан С.М. Шимоволоса, А.В. Лашманкина, Д.П. Шадрина о нарушении их конституционных прав положением ч. 5 ст. 5 Федерального закона "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетировании" есть ссылки на специальный доклад Уполномоченного по правам человека, также мнение профессора М.А. Краснова. В деле о проверке конституционности положения п. 3.1 ст. 4 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" по жалобе гражданина Кара-Мурзы Владимира Владимировича (Определение Конституционного суда РФ от 4 декабря 2007 г. N 797-О-О) судья А.Л. Кононов ссылается на мнение известного российского юриста С.С. Алексеева.
<3> См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 18 июля 2008 г. N 10-П "По делу о проверке конституционности положений абз. 14 ст. 3 и п. 3 ст. 10 Федерального закона "О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора)" в связи с жалобой гражданина В.В. Михайлова".

Содержание уяснения положений Конституции и норм оспариваемых законов составляет:

  1. осмысление целей и основных направлений воздействия права на общественные отношения;
  2. выявление воли и мнения законодателя, правоприменителей и ученых о содержании конституционных и законодательных положений;
  3. осмысление аргументации различных позиций сторон в споре, ставшем предметом разбирательства в Конституционном Суде;
  4. обращение к концептуальным позициям, отраженным в правовой литературе; выявление мнения экспертов <1>.

<1 > См.: Лучин В.О., Доронина О.Н. Указ. соч. С. 101.

Например, исследуя институт судимости, Конституционный Суд анализировал цели его установления законодателем (ст. 47 УК РФ). Суд уяснил и разъяснил основные направления воздействия Конституции РФ на принципы юридической ответственности и пределы усмотрения законодателя в процессе уголовно- правового регулирования <1>.

<1> Постановление Конституционного Суда РФ от 19 марта 2003 г. N 3-П "По делу о проверке конституционности положений Уголовного кодекса РФ, регламентирующих правовые последствия судимости лица, неоднократности и рецидива преступлений, а также п. п. 1 - 8 Постановления Государственной Думы от 26 мая 2000 г. "Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов" в связи с запросом Останкинского межмуниципального (районного) суда г. Москвы и жалобами ряда граждан" // СЗ РФ. 2003. N 14. Ст. 1302.

Во многих решениях Суда выражено понимание целей правосудия по гражданским и уголовным делам, исходящее из приоритета конституционной цели защиты прав и свобод человека. Суд выявлял роль конституционных принципов судопроизводства для процессуальных отношений в гражданском и уголовном судопроизводстве <1>.

<1> См., например: Постановление Конституционного Суда РФ от 14 февраля 2002 г. N 4-П "По делу о проверке конституционности ст. 140 ГПК РСФСР в связи с жалобой гражданки Л.Б. Фишер".

Анализируя проблему подсудности, Конституционный Суд пришел к выводу о неконституционности норм Уголовно-процессуального и Гражданско-процессуального кодексов, предоставлявших право председателю вышестоящего суда изменять по своему усмотрению подсудность уголовных и гражданских дел, игнорируя выраженную в законе волю законодателя. Проанализировав цели, для достижения которых установлено такое полномочие руководителя судебного органа (для "наиболее быстрого, полного и объективного рассмотрения дела", "наиболее быстрого и правильного рассмотрения дела", "наилучшего обеспечения воспитательной роли судебного разбирательства"), Суд отметил практически безграничную свободу усмотрения правоприменителя, возможность расширительного истолкования, а следовательно, и произвольного применения оспариваемых положений <1>.

<1> Постановление Конституционного Суда РФ от 16 марта 1998 г. N 9-П "По делу о проверке конституционности ст. 44 УПК РСФСР и ст. 123 ГПК РСФСР в связи с жалобами ряда граждан".

Исследование правового содержания положений Конституции и норм оспариваемых законов требует применения различных способов толкования права: логического, грамматического, систематического, исторического, телеологического (целевого), а также выяснения вида толкования (по объему): адекватного (буквального), расширительного или ограничительного.
Законодательством не установлены пределы толкования как Конституции, так и иных нормативных актов. Считается, что при толковании необходимо руководствоваться принципами, закрепленными в преамбуле Конституции; приоритетом гл. 1 Конституции, закрепленным в ч. 2 ст. 16; идеей о высшей ценности прав и свобод человека и гражданина (ст. 2); признанием общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации составной частью российской правовой системы и приоритета международных договоров Российской Федерации над законами (ч. 4 ст. 15) <1>. Кроме того, Суд должен руководствоваться собственными правовыми позициями, сформулированными в ранее принятых решениях.
<1> См.: Кряжков В.А. Толкование Конституции Конституционным Судом РФ: практика и проблемы // ВКС. 1997. N 3. С. 8.
Нередко, отказывая гражданам в принятии их жалоб к рассмотрению, Суд указывает, что он не может выходить за рамки положений, содержащихся в конкретных статьях Конституции РФ, поскольку иное означало бы создание новых правовых норм, что неподведомственно Конституционному Суду <1>.

<1> См., например: Определение Конституционного Суда РФ от 4 февраля 1997 г. N 14-О "Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Законодательного Собрания Владимирской области о толковании п. "н" ч. 1 ст. 72 Конституции РФ". Документ официально не опубликован.

Закон и Регламент Конституционного Суда не содержат правил толкования, что порождает споры о правомерности использования наряду с буквальным ограничительного или расширительного толкования норм Конституции и законов. Допускается использование любого из указанных видов толкования для выяснения точного либо более широкого или узкого понимания нормы права по сравнению с ее языковым выражением, но всегда в полном соответствии с действительным смыслом конституционно-правовой нормы <1>. Понятно, что необходимость "эволюционного" толкования норм обусловлена изменением общественных отношений, появлением новых фактов, явлений, которые нельзя было предвосхитить заранее. Однако увлечение ограничительным или расширительным толкованием чревато искажением сути конституционных норм.
<1> См.: Таева Н.Е. Толкование конституционно-правовых норм в Российской Федерации. М., 2006. С. 116 - 118.
Расширительное или ограничительное толкование недопустимо в том случае, когда словесное выражение нормы и мысль законодателя совпадают. В таком случае используется буквальное толкование <1>.
<1> Там же. С. 120 - 121.
Так, Конституционный Суд указал на недопустимость расширительного толкования при установлении уголовной ответственности. В Постановлении Суда от 27 мая 2008 г. отмечается, что в Конституции и Конвенции о защите прав человека и основных свобод "раскрывается содержание признанного цивилизованными странами общего принципа наказания исключительно на основании закона (nullum crimen, nulla poena sine lege - нет преступления, нет наказания без указания в законе), из которого следует также, что закон, устанавливающий уголовную ответственность, не может толковаться при его применении расширительно, т.е. как распространяющийся на деяния, прямо им не запрещенные, не может применяться по аналогии и что не имеет обратной силы закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, т.е. ухудшающий положение лица, привлекаемого к ответственности" <1>.
<1> Постановление Конституционного Суда РФ от 27 мая 2008 г. N 8-П "По делу о проверке конституционности положения ч. 1 ст. 188 УК РФ в связи с жалобой гражданки М.А. Асламазян".
Конституционному Суду нередко приходится устанавливать адекватность объема толкования того или иного закона правоприменителями, а также конституционность нормы закона, допускающей либо расширительное, либо ограничительное толкование.
Например, Суд признал неконституционными положения законов субъектов РФ об основаниях отзыва выборного должностного лица местного самоуправления, допускающие расширительную интерпретацию <1>.

<1> Постановление Конституционного Суда РФ от 2 апреля 2002 г. N 7-П "По делу о проверке конституционности отдельных положений Закона Красноярского края "О порядке отзыва депутата представительного органа местного самоуправления" и Закона Корякского автономного округа "О порядке отзыва депутата представительного органа местного самоуправления, выборного должностного лица местного самоуправления в Корякском автономном округе в связи с жалобами заявителей А.Г. Злобина и Ю.А. Хнаева".

Конституционный Суд прибегнул к ограничительному толкованию термина "защитник обвиняемого", разъяснив, что в качестве защитника допускается только адвокат по предъявлении им ордера юридической консультации <1>.

<1 > Постановление Конституционного Суда РФ от 28 января 1997 г. N 2-П "По делу о проверке конституционности ч. 4 ст. 47 УПК РСФСР в связи с жалобами граждан Б.В. Антипова, Р.Л. Гитиса и С.В. Абрамова" // СЗ РФ. 1997. N 7. Ст. 871.

В деле о проверке конституционности неприкосновенности членов Совета Федерации и депутатов Государственной Думы Конституционный Суд указал, что неприкосновенность депутата нельзя понимать расширительно, так как это ведет к искажению публично-правового характера парламентского иммунитета и превращению его в личную привилегию <1>.
<1> Постановление Конституционного Суда РФ от 20 февраля 1996 г. N 5-П "О проверке конституционности положений ч. ч. 1 и 2 ст. 18, ст. 19 и ч. 2 ст. 20 Федерального закона от 8 мая 1994 г. "О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" // СЗ РФ. 1996. N 9. Ст. 828.
Расширительный вид толкования Суд использовал при проверке норм, касающихся выплаты компенсации сверх назначенной пенсии милиционерам, которые при несении службы получили травмы, исключающие дальнейшее ее прохождение. МВД России отказывало в компенсации, ссылаясь на ст. 1084 ГК РФ, согласно которой вред, причиненный жизни или здоровью, возмещается за счет государства, только если в причинении вреда виновны государственные органы или их должностные лица. Конституционный Суд признал такую практику неконституционной и указал, что вред, причиненный здоровью сотрудников милиции в связи с несением службы, должен возмещаться в объеме, позволяющем максимально компенсировать последствия изменения их материального и (или) социального статуса. Условия возмещения вреда по крайней мере не могут быть хуже по сравнению с другими категориями граждан.
Соответствующая компенсация подлежит выплате ежемесячно при наличии лишь факта наступления вреда здоровью при исполнении служебных обязанностей. Выплаты осуществляются и при отсутствии вины государственных органов или их должностных лиц в причинении вреда <1>.
<1 > Постановление Конституционного Суда РФ от 15 июля 2009 г. N 13-П "По делу о проверке конституционности ч. 4 ст. 29 Закона РФ "О милиции" и ст. 1084 ГК РФ в связи с запросами Нижегородского районного суда г. Нижнего Новгорода и Сормовского районного суда г. Нижнего Новгорода" // СЗ РФ. 2009. N 31. Ст. 3997.
Следующий пример также свидетельствует о расширительном толковании проверяемого закона. Конституционный Суд толковал положения Гражданского кодекса РФ, регулирующие возмещение вреда, причиненного такими незаконными действиями органов публичной власти и их должностными лицами, как незаконное осуждение, незаконное привлечение к уголовной ответственности, незаконное применение в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконное наложение административного взыскания в виде ареста или исправительных работ. Суд указал, что отсутствие в данном перечне непосредственного указания на административное задержание не может означать, что их действие не распространяется на случаи, когда право на свободу ограничивается в связи с административным задержанием на срок не более 48 часов как обеспечительной мерой при производстве по делам об административных правонарушениях, за совершение которых может быть назначено наказание в виде административного ареста. Суд обосновал расширительный подход к толкованию закона аргументом о том, что положение лица, к которому применяется административное задержание в качестве меры обеспечения производства по делу об административном правонарушении, связано с принудительным пребыванием в ограниченном пространстве, временной изоляцией от общества, прекращением выполнения служебных обязанностей, невозможностью свободного передвижения и общения с другими лицами <1>, т.е. фактически оно ничем не отличается от положения тех лиц, которые перечислены в гипотезе п. 1 ст. 1070 и абз. 3 ст. 1100 ГК РФ.
<1> Постановление Конституционного Суда РФ от 16 июня 2009 г. N 9-П "По делу о проверке конституционности ряда положений статей 24.5, 27.1, 27.3, 27.5 и 30.7 КоАП РФ, пункта 1 статьи 1070 и абз. 3 ст. 1100 ГК РФ и ст. 60 ГПК РФ в связи с жалобами граждан М.Ю. Карелина, В.К. Рогожкина и М.В. Филандрова".
В другом деле, установив неконституционность такой санкции, как изъятие дохода в бюджет, введенной Федеральным законом "О защите конкуренции", Суд отметил, что "по формальным основаниям с учетом буквального толкования закона изъятие дохода нельзя даже квалифицировать как вид ответственности за правонарушение. Теоретически он может рассматриваться, скорее, как институт фискальных сборов. Таким образом, законодатель в новом Законе сделал институт изъятия дохода в бюджет еще менее определенным" <1>.
<1 > Постановление Конституционного Суда РФ от 24 июня 2009 г. N 11 -П "По делу о проверке конституционности положений п. п. 2 и 4 ст. 12, ст. ст. 221 и 231 Закона РСФСР "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках" и ст. ст. 23, 37 и 51 Федерального закона "О защите конкуренции" в связи с жалобами ОАО "Газэнергосеть" и ОАО "Нижнекамскнефтехим".
В каждом конкретном случае толкования требуется учет дословного текста проверяемого законоположения, история его возникновения, его суть и цель <1>. При этом исходным служит грамматическое и логическое толкование, а систематическое обобщает результаты уяснения толкуемых норм и позволяет рассматривать законодательство в неразрывной связи с Конституцией <2>.
<1> См.: Эбзеев Б.С. Толкование Конституции Конституционным Судом Российской Федерации: теоретические и практические проблемы // Государство и право. 1998. N 5. С. 7.
<2> См.: Хабриева Т.Я. Толкование Конституции Российской Федерации: теория и практика. М., 1998. С. 34.
Согласно ч. 2 ст. 74 Закона о Конституционном Суде Конституционный Суд РФ принимает решение по делу, оценивая как буквальный смысл рассматриваемого акта, так и смысл, придаваемый ему официальным или иным толкованием или сложившейся правоприменительной практикой, а также исходя из его места в системе правовых актов. Таким образом, Закон указывает на применение грамматического и систематического способов толкования.
Грамматический (словесный, языковой, филологический) способ толкования направлен на анализ слов, фраз, предложений, изложенных в тексте проверяемого законоположения. Причем вначале устанавливается смысл отдельных слов, затем - словосочетаний и предложений. Принимается во внимание факт возможного изменения смысла слова с течением времени <1>. Учитывается прежде всего значение слов и словосочетаний в конституционно-правовом смысле.
<1> См. об этом: Пиголкин А.С. Толкование нормативных актов в СССР. М., 1962. С. 60.
Например, Конституционный Суд отметил, что "понятие "лишение свободы" в его конституционно-правовом смысле имеет автономное значение, заключающееся в том, что любые вводимые в отраслевом законодательстве меры, если они фактически влекут лишение свободы (будь то санкция за правонарушение или принудительные меры, обеспечивающие производство по делу), должны отвечать критериям правомерности именно в контексте статьи 22 Конституции Российской Федерации и статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, составляющих нормативную основу регулирования ареста, задержания, заключения под стражу и содержания под стражей в сфере преследования за совершение уголовных и административных правонарушений в качестве мер допустимого лишения свободы" <1>.

<1> Постановление Конституционного Суда РФ от 16 июня 2009 г. N 9-П "По делу о проверке конституционности ряда положений ст. ст. 24.5, 27.1, 27.3, 27.5 и 30.7 КоАП РФ, п. 1 ст. 1070 и абз. 3 ст. 1100 ГК РФ и ст. 60 ГПК РФ в связи с жалобами граждан М.Ю. Карелина, В.К. Рогожкина и М.В. Филандрова".

Логический способ толкования предполагает применение законов формальной логики: тождества, непротиворечия, исключенного третьего и др.
Логическое толкование, основанное на использовании закона тождества, можно проиллюстрировать на примере следующего дела. Проверяя конституционность закона по жалобе лица без гражданства, Конституционный Суд пришел к выводу, что использованное в Законе о Конституционном Суде понятие "гражданин" не тождественно понятию "гражданин Российской Федерации" и охватывает любых физических лиц независимо от того, являются они гражданами Российской Федерации или нет <1>.

<1> Постановление Конституционного Суда РФ от 17 февраля 1998 г. N 6-П "По делу о проверке конституционности положения ч. 2 ст. 31 Закона СССР от 24 июня 1981 г. "О правовом положении иностранных граждан в СССР" в связи с жалобой Яхья Дашти Гафура".

Практически в любом деле в Конституционном Суде применяется систематическое толкование. Это обусловлено системностью права в целом, взаимообусловленностью содержания правовых норм в частности. При уяснении смысла проверяемой нормы выявляются ее системные связи с другими нормами, место в системах права и законодательства. Суд в своих выводах неоднократно исходил из того, что ту или иную статью Конституции, на соответствие которой проверяется законоположение, надо рассматривать в контексте всей Конституции или определенного ряда ее норм, преамбулы и проч.
Например, в деле о праве свидетеля по уголовному делу Конституционный Суд отметил: "То обстоятельство, что свидетель не назван в статье 119 УПК РФ в числе лиц, имеющих право заявить ходатайство о производстве процессуальных действий или принятии процессуальных решений, не означает, что данный Кодекс такое право исключает. Изложенные в нем нормативные предписания следует толковать не изолированно, а в системном единстве. В частности, статью 119 УПК РФ необходимо рассматривать во взаимосвязи с пунктом 5 части четвертой статьи 56 данного Кодекса, который также оспаривается заявителем, несмотря на то что он прямо устанавливает право свидетеля заявлять ходатайства, а также приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора или суда" <1>.

<1> Определение Конституционного Суда РФ от 16 декабря 2008 г. N 1036-О-П "По жалобе гражданина Байкова Алексея Алексеевича на нарушение его конституционных прав п. 5 ч. 4 ст. 56, ч. 1 ст. 81, п. 2 ч. 2 ст. 82, ст. 119 и 131 УПК РФ" // ВКС РФ. 2009. N 2.

В деле об оспаривании нормы о том, что при приобретении имущества в общую долевую собственность размер имущественного налогового вычета по налогу на доходы физических лиц, исчисленного в соответствии с данным подпунктом, распределяется между совладельцами в соответствии с их долей собственности, Суд благодаря систематическому толкованию пришел к выводу, что вышеуказанная норма во взаимосвязи с другими нормами предполагает право родителя, приобретшего за счет собственных средств квартиру в общую долевую собственность со своими несовершеннолетними детьми, на получение имущественного налогового вычета в соответствии с фактически произведенными расходами в пределах общего размера данного вычета, установленного законом.
В Постановлении Конституционный Суд указал, что систематическое толкование осуществляется с учетом иерархического построения норм в правовой системе, предполагающего, что толкование норм более низкого уровня должно осуществляться в соответствии с нормами более высокого уровня, к числу которых относятся нормы, закрепляющие конституционные принципы, и с учетом общих целей принятия соответствующего закона <1>. Аналогичные доводы содержатся и в других решениях Конституционного Суда <2>.
<1> Постановление Конституционного Суда РФ от 13 марта 2008 г. N 5-П "По делу о проверке конституционности отдельных положений подп. 1 и 2 п. 1 ст. 220 НК РФ в связи с жалобами граждан С.И. Аникина, Н.В. Ивановой, А.В. Козлова, В.П. Козлова и Т.Н. Козловой" // СЗ РФ. 2008. N 12. Ст. 1183.
<2> Определение Конституционного Суда РФ от 4 декабря 2007 г. N 966-О-П "По жалобе гражданина Поспелова Александра Леонидовича на нарушение его конституционных прав отдельными положениями ст. 29 Патентного закона РФ" // ВКС РФ. 2008. N 2.
Историческое (историко-политическое) толкование дополняет другие способы толкования. Для уяснения смысла толкуемого закона исследуются материалы, связанные с его принятием, а также сложившаяся на момент принятия закона общественно-политическая, социально-экономическая, духовная обстановка в обществе. Конституционный Суд, предваряя рассмотрение дела, может исследовать вопрос о полномочии органа или должностного лица, принявшего оспариваемый акт. Особое значение для конституционного судопроизводства имеет анализ практики применения толкуемой нормы. Нередко нормы законов понимаются неодинаково из-за их недостаточной определенности и полноты, внутренней противоречивости, неточности используемой терминологии и т.п., что приводит к неадекватной смыслу Конституции реализации этих норм в процессе правотворчества, судебного и иного правоприменения. Закон прямо предписывает Конституционному Суду при принятии решения учитывать правоприменительную практику.



 
Обращение граждан в Конституционный Суд РФ
Полезная информация
Купить жилье в новостройке и не остаться с носом
Путь в «обманутые дольщики» открыт для всех - в том числе для людей известных и состоятельных Певец Леонид Агутин недавно
История из зала суда: отец, сын, внук и «прописка»
Надеемся, что реальные «квартирные» истории помогут кому-то принять более мудрое решение в сложной ситуации Предки семьи
Пленум Высшего Арбитражного суда разъяснил, как правильно
Короче, плакали ваши денежки, товарищи соинвесторы Высший Арбитражный Суд России озаботился неоднозначным правовым 
Последние материалы
Популярные статьи
© 2011 - 2018 Obhis.ru

Сейчас 159 гостей онлайн