Гражданский процесс
Поиск по сайту
Особенности рассмотрения жилищных дел
Адвокатская деятельность
 
 

 

Навигация: Главная Особенности и правовые последствия решений КС РФ Правовые последствия решений Конституционного Суда Российской Федерации



Правовые последствия решений Конституционного Суда Российской Федерации

 

В данном параграфе речь, прежде всего, пойдет о правовых последствиях итоговых решений - постановлений Конституционного Суда РФ по жалобам граждан. Постановление содержит вывод Суда о признании оспоренного закона соответствующим или не соответствующим Конституции.
Если Конституционный Суд признает закон или его отдельные положения неконституционными, это означает лишение их юридической силы. Согласно ч. 6 ст. 125 Конституции РФ акты или их отдельные положения, признанные неконституционными, утрачивают силу. Аналогичное правило закреплено в ст. 79 Закона о Конституционном Суде.
Конституционный Суд неоднократно в своих решениях обращался к разъяснению порядка применения этого правила. Так, в одном из дел Суд пришел к выводу, что в обращении оспариваются такие же нормативные положения, какие ранее были признаны им не соответствующими Конституции, поэтому в определении подтвердил, что эти положения также являются не соответствующими Конституции РФ и как таковые не могут иметь юридической силы, не подлежат применению судами, другими органами и должностными лицами <1>. В последующем при разъяснении этого определения Конституционный Суд подчеркнул, что эти положения утратили силу непосредственно на основании решений Конституционного Суда, без каких-либо отменяющих их специальных решений органов государственной власти субъектов РФ и, следовательно, более не являются составной частью правовой системы Российской Федерации (и правовой системы соответствующих субъектов РФ как ее элемента) <2>.

<1> Определение Конституционного Суда РФ от 27 июня 2000 г. N 92-О "По запросу группы депутатов Государственной Думы о проверке соответствия Конституции РФ отдельных положений конституций Республики Адыгея, Республики Башкортостан, Республики Ингушетия, Республики Коми, Республики Северная Осетия - Алания и Республики Татарстан" // СЗ РФ. 2000. N 29. Ст. 3117.
<2> Определение Конституционного Суда РФ от 19 апреля 2001 г. N 65-О "По ходатайству полномочного представителя Президента РФ в Приволжском федеральном округе об официальном разъяснении Определения Конституционного Суда РФ от 27 июня 2000 г. по запросу группы депутатов Государственной Думы о проверке соответствия Конституции РФ отдельных положений конституций Республики Адыгея, Республики Башкортостан, Республики Ингушетия, Республики Коми, Республики Северная Осетия - Алания и Республики Татарстан" // СЗ РФ. 2001. N 20. Ст. 2059.

В Постановлении от 23 декабря 1999 г. N 18-П Конституционный Суд указал, что акт или его отдельные положения, признанные неконституционными и утратившими на этом основании силу, не должны применяться с момента начала действия соответствующего решения Конституционного Суда <1>.

<1> Постановление Конституционного Суда РФ от 23 декабря 1999 г. N 18-П "По делу о проверке конституционности отдельных положений ст. ст. 1, 2, 4 и 6 Федерального закона от 4 января 1999 г. "О тарифах страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Государственный фонд занятости населения Российской Федерации и в фонды обязательного медицинского страхования на 1999 год" и ст. 1 Федерального закона от 30 марта 1999 г. "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "О тарифах страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Государственный фонд занятости населения Российской Федерации и в фонды обязательного медицинского страхования на 1998 год" в связи с жалобами граждан, общественных организаций инвалидов и запросами судов" // Сборник решений Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ, Высшего Арбитражного Суда РФ по вопросам деятельности Пенсионного фонда РФ. М., 2004. Ч. 1.

Таким образом, последствие признания Конституционным Судом акта, его отдельных положений неконституционными по существу аналогично отмене этого акта издавшим его органом.
Конституционный Суд специально указал, что даже формальная отмена признанного неконституционным акта необязательна для прекращения его действия <1>.

<1> См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 11 апреля 2000 г. N 6-П "По делу о проверке конституционности отдельных положений п. 2 ст. 1, п. 1 ст. 21 и п. 3 ст. 22 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации" в связи с запросом Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ".

Вместе с тем орган, издавший неконституционный акт, обязан его отменить в рамках исполнения решения Конституционного Суда (ст. ст. 80 и 81 Закона о Конституционном Суде).
Практике Конституционного Суда известны случаи, когда с учетом объективных обстоятельств Суд не придавал своему постановлению, признавшему норму не соответствующей Конституции РФ, ретроспективного значения и распространял его действие только на будущее время, поскольку восстановление нарушенного права одного гражданина могло повлечь нарушение конституционных прав неопределенно широкого круга других граждан.
Так, приняв к рассмотрению жалобу И.Н. Набиева и назначив дело к слушанию, Конституционный Суд отложил рассмотрение дела по ходатайству органа, издавшего оспоренный закон. При решении вопроса о возобновлении рассмотрения данного дела Суд учел новые обстоятельства, связанные с работой законодателя субъекта РФ по совершенствованию закона, связанного с приведением его в соответствие с федеральным законодательством (Закон о поправках был принят в первом чтении) и прекратил производство по делу, мотивируя свое решение нежеланием подменять собой участника законодательного процесса, потому что это противоречит его предназначению и принципам деятельности <1>.

<1> Определение Конституционного Суда РФ от 20 ноября 2001 г. N 229-О "По жалобе гражданина Набиева Исалмагомеда Набиевича на нарушение его конституционных прав ч. 3 ст. 11 и п. 18 ст. 34 Закона Республики Дагестан "О выборах депутатов представительных органов местного самоуправления".

Как отмечалось выше, Конституционный Суд при проверке оспариваемого акта связан предметом жалобы, т.е. проверяет положения именно того закона, на который жалуется заявитель. Вместе с тем аналогичные нормы могут содержаться и в других актах, которые заявитель не оспаривает, например, в подзаконных актах, актах субъектов РФ. Чтобы не перегружать Конституционный Суд многократным рассмотрением одних и тех же норм, но содержащихся в различных нормативных актах, Закон распространил действие его решений на все аналогичные нормы. Таким образом, решение Конституционного Суда будет затрагивать нормы не только оспариваемого закона, но и нормы других актов, если будет установлена их аналогия.
При этом аналогия может быть установлена не только в отношении норм актов более низкой юридической силы (например, основанных на оспариваемом законе подзаконных актов), но и в отношении положений других законов или неоспоренных положений этого же закона.
Так, проверяя конституционность отдельных положений конституций республик Адыгея, Башкортостан, Ингушетия, Северная Осетия - Алания, Татарстан, Конституционный Суд признал эти положения аналогичными тем, которые он ранее рассматривал по другим делам и признал неконституционными. Следовательно, и эти положения не соответствуют Конституции РФ и не могут иметь юридической силы <1>.

<1> Определение Конституционного Суда РФ от 27 июня 2000 г. N 92-О "По запросу группы депутатов Государственной Думы о проверке соответствия Конституции РФ отдельных положений Конституций Республики Адыгея, Республики Башкортостан, Республики Ингушетия, Республики Коми, Республики Северная Осетия - Алания и Республики Татарстан".

При проверке положений ТмК РФ Конституционный Суд отметил, что нормативные правовые положения, касающиеся порядка назначения конфискации имущества за совершение административных, в том числе таможенных, правонарушений, уже были предметом рассмотрения Конституционного Суда. Правовая позиция о допустимости изъятия имущества при наличии гарантии последующего судебного контроля сформулирована Конституционным Судом в ранее принятых постановлениях и определениях, которые сохраняют свою силу. Оспариваемое положение Таможенного кодекса о конфискации аналогично положениям, которые ранее являлись предметом рассмотрения Конституционного Суда и признаны не соответствующими Конституции РФ в части, позволяющей назначать конфискацию имущества не по решению суда. По смыслу ст. 125 Конституции и конкретизирующих ее положений п. 3 ч. 1 ст. 43, ч. ч. 2 и 3 ст. 79, ст. ст. 96 и 97 Закона о Конституционном Суде Конституционный Суд, придя к выводу о том, что в обращении оспариваются такие же нормативные положения, какие ранее были признаны им не соответствующими Конституции, своим решением в форме определения подтверждает, что эти положения также являются не соответствующими Конституции и как таковые не имеют юридической силы <1>.

<1> Определение Конституционного Суда РФ от 10 января 2002 г. N 3-О "По жалобе гражданина Н.Д. Ильченко на нарушение его конституционных прав ч. 1 ст. 279 ТмК РФ" // СЗ РФ. 2002. N 7. Ст. 744.

Следует отметить, что вопрос о наличии аналогичности либо ее отсутствии решают сами субъекты, принявшие акт, и в силу оценочного характера понятия аналогии не всегда могут быть объективны. Поэтому Конституционным Судом РФ нередко принимаются определения, которыми в случаях поступления обращений с требованием о признании неконституционным правового акта, аналогичного уже признанному неконституционным, устанавливается аналогия и указывается, что вновь оспоренный акт не может применяться судами и другими органами и должностными лицами <1>.

<1> В качестве примера см.: Определение Конституционного Суда РФ от 27 июня 2005 г. N 231-О "По жалобе гражданина Галеева К.А. на нарушение его конституционных прав положением подп. 1 п. 1 ст. 28 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" // СЗ РФ. 2005. N 29. Ст. 3097.

Конституционный Суд, признав в своем решении определенные законоположения неконституционными, может этим же решением распространить его действие на нормы, которые по своему содержанию связаны с предметом рассмотрения, но заявителем непосредственно не оспаривались.
Например, рассматривая жалобу Смирновой И.П. о неконституционности отдельных статей Уголовно-процессуального кодекса РСФСР, Конституционный Суд исследовал и другие статьи, указав, что в силу единства нормативного содержания они подлежат рассмотрению в данном деле <1>.

<1 > Постановление Конституционного Суда РФ от 14 января 2000 г. N 1-П "По делу о проверке конституционности отдельных положений УПК РСФСР, регулирующих полномочия суда по возбуждению уголовного дела, в связи с жалобой гражданки И.П. Смирновой и запросом Верховного Суда РФ" // СЗ РФ. 2000. N 5. Ст. 611.

В некоторых случаях Конституционный Суд может распространить содержащуюся в ранее принятом Постановлении правовую позицию, обосновывающую неконституционность положений закона, на иные нормы этого же или другого закона.
Так, проверяя федеральное и московское городское законодательство о выборах, Конституционный Суд, ссылаясь на Постановление от 15 января 2002 г., в котором он сформулировал позицию о неконституционности законоположения, которое при незаконном отказе в регистрации кандидата ограничивает полномочия суда по отмене итогов голосования, результатов выборов и выявлению адекватности отражения в них реальной воли избирателей, подменяя такое выявление формальным "определением достоверности результатов волеизъявления избирателей", принявших участие в голосовании, чем умаляются и ограничиваются избирательные права и право граждан на судебную защиту, указал следующее: "Приведенная правовая позиция имеет общий характер и распространяется не только на случаи незаконного отказа в регистрации кандидата, но и на другие случаи нарушения избирательного законодательства, в том числе нарушения правил составления списков избирателей" <1>.

<1> Определение Конституционного Суда РФ от 5 июня 2003 г. N 215-О "По жалобе гражданина Костюченко Владимира Евгеньевича на нарушение его конституционных прав положениями п. 3 ст. 64 Федерального закона от 19 сентября 1997 г. "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" и п. 3 ст. 59 Закона г. Москвы от 7 июля 1999 г. "О выборах депутатов Московской городской Думы, мэра и вице-мэра Москвы и советников районного Собрания в городе Москве" // ВКС РФ. 2003. N 5.

Конституционный Суд может условно признать законоположения соответствующими Конституции. При этом законодатель не вправе урегулировать данный вопрос таким образом, чтобы это расходилось со смыслом, который выявил Суд в мотивировочной части решения, обосновывая свой вывод о конституционности законоположения. Конституционный Суд указывает, что правовая норма признается конституционной, но только при условии такой ее интерпретации, которую дал Конституционный Суд.
Например, проверяя конституционность некоторых статей Федерального закона "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения", которыми устанавливается порядок выделения отдельным сособственникам земельных участков в счет их долей в праве общей собственности на земельный участок из земель сельскохозяйственного назначения, Конституционный Суд признал их не противоречащими Конституции РФ, но только в том конституционно-правовом смысле, который он выявил по этому делу <1 >.
<1> См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 30 января 2009 г. N 1-П "По делу о проверке конституционности положений п. п. 2, 3 и 4 ст. 13 и абз. 2 п. 11 ст. 14 Федерального закона "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения" в связи с жалобой гражданки Л.Г. Погодиной".
При проверке законоположения об обеспечении жилой площадью детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, Конституционный Суд указал, что конституционным истолкованием соответствующей нормы является признание обязанности обеспечения жилой площадью за органами государственной власти субъектов РФ, а не за органами местного самоуправления (если это только не является наделением их отдельными государственными полномочиями законами субъектов РФ) <1>.
<1> Определение Конституционного Суда РФ от 5 февраля 2009 г. N 250-О-П по жалобе муниципального образования - городского округа "Город Чита" на нарушение конституционных прав и свобод абз. 2 п. 1 ст. 8 Федерального закона "О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей".



 
Обращение граждан в Конституционный Суд РФ
Полезная информация
Купить жилье в новостройке и не остаться с носом
Путь в «обманутые дольщики» открыт для всех - в том числе для людей известных и состоятельных Певец Леонид Агутин недавно
История из зала суда: отец, сын, внук и «прописка»
Надеемся, что реальные «квартирные» истории помогут кому-то принять более мудрое решение в сложной ситуации Предки семьи
Пленум Высшего Арбитражного суда разъяснил, как правильно
Короче, плакали ваши денежки, товарищи соинвесторы Высший Арбитражный Суд России озаботился неоднозначным правовым 
Последние материалы
Популярные статьи
© 2011 - 2018 Obhis.ru

Сейчас 95 гостей онлайн