Гражданский процесс
Поиск по сайту
Особенности рассмотрения жилищных дел
Адвокатская деятельность
 
 

 

Навигация: Главная Нарушение конституционных прав и свобод граждан как основание конституционной жалобы Понятие, содержание и юридические свойства конституционных прав и свобод граждан, затрагиваемых обжалуемыми законами



Понятие, содержание и юридические свойства конституционных прав и свобод граждан, затрагиваемых обжалуемыми законами

 

Зачастую наряду с правами и свободами выделяют законные интересы людей, которые подлежат государственной охране и защите в силу того, что они "служат продолжением субъективных прав, переходным этапом на пути формирования новых прав" <1>.
<1> Витрук Н.В. Общая теория правового положения личности. М., 2008. С. 242.
Содержание субъективных прав составляют конкретные правомочия лица: выбирать возможное поведение (совершать определенные действия или, наоборот, воздерживаться от действия) и пользоваться социальным благом; требовать соответствующего поведения от других лиц; обратиться за содействием к государству.
Знание содержания конкретного конституционного права является основной предпосылкой грамотного составления конституционной жалобы, эффективной защиты и восстановления нарушенного права. Всякое конституционное право или свобода имеет свою содержательную специфику и механизм реализации.
Вместе с тем нормы Конституции, посвященные правам и свободам человека и гражданина, отличаются лаконичностью, некоторой абстрактностью, что обусловливает обращение заявителя к конкретизирующему эти нормы текущему законодательству, судебной практике, научной доктрине (причем не только правоведческой, но и философской, политологической и др.) для выявления содержательного наполнения тех или иных конституционных прав и свобод.
Например, право каждого на судебную защиту его прав и свобод, гарантированное ч. 1 ст. 46 Конституции РФ, предполагает не просто возможность человека обратиться в суд, но его право на справедливую и эффективную судебную процедуру (доступное, компетентное, состязательное и быстрое судебное разбирательство дела беспристрастным и независимым судом), завершающуюся исполнением судебного решения. Раскрывая содержание конституционного права на судебную защиту применительно к конкретным видам судопроизводства, Конституционный Суд РФ в ряде решений, в том числе в Постановлениях от 3 мая 1995 г. N 4-П по делу о проверке конституционности ст. ст. 220.1 и 220.2 УПК РСФСР <1>, от 16 марта 1998 г. N 9-П по делу о проверке конституционности ст. 44 УПК РСФСР и ст. 123 ГПК РСФСР, от 14 февраля 2002 г. N 4-П по делу о проверке конституционности ст. 140 ГПК РСФСР, от 17 ноября 2005 г. N 11-П по делу о проверке конституционности ч. 3 ст. 292 АПК РФ, от 20 февраля 2006 г. N 1-П по делу о проверке конституционности положения ст. 336 ГПК РФ <2>, сформулировал следующие правовые позиции.

<1> СЗ РФ. 1995. N 19. Ст. 1764.
<2> СЗ РФ. 2006. N 10. Ст. 1145.

Право на судебную защиту относится к основным неотчуждаемым правам и свободам и одновременно выступает гарантией всех других прав и свобод, оно не может быть ограничено ни при каких обстоятельствах. Право на судебную защиту предполагает конкретные гарантии эффективного восстановления в правах: право на правосудие, отвечающее требованиям справедливости; равенство всех перед законом и судом; право каждого на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом; осуществление судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон; обязанность суда вынести обоснованное решение. Конституционное право на судебную защиту - это не только право на обращение в суд, но и возможность получения реальной судебной защиты в форме восстановления нарушенных прав и свобод в соответствии с законодательно закрепленными критериями, которые в нормативной форме (в виде общего правила) предопределяют, в каком суде и в какой процедуре подлежит рассмотрению конкретное дело, что позволяет суду (судье), сторонам, другим участникам процесса, а также иным заинтересованным лицам избежать правовой неопределенности в этом вопросе. Неотъемлемым элементом нормативного содержания права на судебную защиту, имеющего универсальный характер, является правомочие заинтересованных лиц, в том числе не привлеченных к участию в деле, на обращение в суд за защитой своих прав и свобод, нарушенных неправосудным судебным решением.
В решениях Конституционного Суда РФ квалифицировались как нарушения права на судебную защиту следующие аспекты законодательства: 1) пресекательные сроки пересмотра судебных решений в порядке надзора по делам о восстановлении на работе; 2) невозможность судебного обжалования постановлений прокурора о выселении в административном порядке; 3) невозможность судебного обжалования трудовых споров работников прокуратуры; 4) невозможность судебного обжалования меры пресечения лицом, не находящимся под стражей; 5) внесудебный порядок признания лица, осужденного к лишению свободы, утратившим право пользования жилым помещением; 6) невозможность судебного обжалования потерпевшим постановления следствия о прекращении уголовного дела; 7) невозможность опротестования постановлений Президиума Верховного Суда РФ и ограниченная возможность пересмотра этих постановлений в случаях судебных ошибок; 8) невозможность судебного обжалования фактической обоснованности ареста в период ознакомления обвиняемых с уголовным делом; 9) неисследование судом фактических обстоятельств дела, установление лишь формальных условий применения нормы и др.
Выявляя содержание того или иного конституционного права, заявителю нужно уточнить, существуют ли правовые позиции Конституционного Суда, наполняющие данное право конкретным содержанием. Причем не обязательно, чтобы позиции были изложены в решениях по жалобам граждан.
Так, Конституционный Суд указал, что в нормативное содержание конституционного права на социальное обеспечение входят показатели прожиточного минимума <1>.

<1> Определение Конституционного Суда РФ от 15 февраля 2005 г. N 17-О по жалобе гражданки Енборисовой Прасковьи Федоровны на нарушение ее конституционных прав п. 8 ст. 14 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" // СЗ РФ. 2005. N 16. Ст. 1479.

В ряде дел содержатся позиции Конституционного Суда, раскрывающие содержание права на объединение. Суд указал, что ст. 30 Конституции, закрепляющая данное право, предполагает, что объединение, его структура и организационно-правовые формы управления должны быть основаны на личной инициативе, добровольном волеизъявлении и, следовательно, на добровольном членстве в таком объединении <1>.
<1 > Постановление Конституционного Суда РФ от 3 апреля 1998 г. N 10-П по делу о проверке конституционности п. п. 1, 3 и 4 ст. 32 и п. 2 и 3 ст. 49 Федерального закона от 15 июня 1996 г. "О товариществах собственников жилья" в связи с запросом Советского районного суда г. Омска // СЗ РФ. 1998. N 15. Ст. 1794.
Обязательность членства занимающихся частной практикой нотариусов в нотариальной палате не нарушает права на свободу объединения. Осуществление нотариальных функций от имени государства предполагает необходимость контроля за их деятельностью, в связи с чем в субъектах РФ создаются нотариальные палаты - некоммерческие организации, представляющие собой профессиональные объединения, которые основаны на обязательном членстве нотариусов и организуют работу на принципах самоуправления <1>. Очевидно, такие же аргументы можно привести и в отношении обязательного членства адвокатов в адвокатских палатах субъектов РФ.

<1> Постановление Конституционного Суда РФ от 19 мая 1998 г. N 15-П по делу о проверке конституционности отдельных положений ст. ст. 2, 12, 17, 24 и 34 Основ законодательства РФ о нотариате // СЗ РФ. 1998. N 22. Ст. 2491.

Раскрывая особенности права на объединение в профессиональные союзы, Конституционный Суд в ряде своих решений (Постановление от 24 января 2002 г. N 3-П, Определение от 4 ноября 2004 г. N 343-О, Определение от 15 января 2008 г. N 201-О-П) отметил следующее.
По смыслу ст. 30 (ч. 1) Конституции, закрепляющей право каждого на объединение, включая право создавать профессиональные союзы для защиты своих интересов, и гарантирующей свободу деятельности таких объединений, во взаимосвязи со ст. 37 Конституции на государстве также лежит обязанность обеспечивать свободу деятельности профсоюзов в целях надлежащего представительства и защиты социально-трудовых прав граждан, связанных общими профессиональными интересами, что предполагает наделение профсоюзов соответствующими полномочиями, в частности по содействию занятости, получению от работодателей для осуществления своей уставной деятельности информации по социально-трудовым вопросам, включая уведомление при сокращении количества рабочих мест и высвобождении работников и др.
Следовательно, предусматривая меры, направленные на дополнительную защиту трудовых прав работников, в том числе механизм контроля профсоюзов за правомерностью действий работодателя при их увольнении, законодатель должен обеспечивать баланс соответствующих конституционных прав и свобод, являющийся необходимым условием гармонизации трудовых отношений в Российской Федерации как социальном правовом государстве, что составляет правовую основу справедливого согласования прав и интересов работников и работодателей как сторон в трудовом договоре и как участников социального партнерства.
В одном из решений Конституционный Суд указал, что публично-правовой статус арбитражных управляющих обусловливает право законодателя предъявлять к ним специальные требования, касающиеся в том числе членства в профессиональном объединении, на которое государство также возлагает ответственность за обеспечение проведения процедур банкротства надлежащим образом <1>.

<1> Постановление Конституционного Суда РФ от 19 декабря 2005 г. N 12-П по делу о проверке конституционности абз. 8 п. 1 ст. 20 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" в связи с жалобой гражданина А.Г. Меженцева // СЗ РФ. 2005. N 3. Ст. 335.

Конкретизируя в ряде дел право на объединение в политические партии, Конституционный Суд отметил, что партии, будучи добровольными объединениями в рамках гражданского общества, выступают в качестве необходимого института представительной демократии, обеспечивающего целостность и устойчивость политической системы. Данное обстоятельство позволяет федеральному законодателю устанавливать в развитие конституционных положений о праве на объединение дополнительные требования к созданию политических партий, их устройству и осуществлению уставной деятельности <1>.

<1> Постановление Конституционного Суда РФ от 1 февраля 2005 г. N 1-П по делу о проверке конституционности абз. 2 и 3 п. 2 ст. 3 и п. 6 ст. 47 Федерального закона "О политических партиях" в связи с жалобой общественно-политической организации "Балтийская республиканская партия" // СЗ РФ. 2005. N 6. Ст. 491.

Политические партии как разновидность общественных объединений создаются в целях обеспечения участия граждан РФ в политической жизни общества путем формирования и выражения их политической воли на выборах и референдумах, а также в целях представления интересов граждан в органах государственной власти и местного самоуправления. Именно реальной способностью политических партий выполнять указанную публичную функцию предопределяется выбор критериев, соответствие которым легитимирует их в качестве избирательных объединений, чем, в свою очередь, предопределяются характер и нормативное содержание обязанностей, которые могут быть возложены законом на политические партии как основных участников избирательного процесса, опосредующих осуществление избирательных прав граждан, и условий их участия в выборах <1>.

<1> Постановление Конституционного Суда РФ от 11 марта 2008 г. N 4-П по делу о проверке конституционности подп. "л" п. 25 ст. 38 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" и п. 10 ч. 9 ст. 41 Закона Вологодской области "О выборах депутатов Законодательного Собрания Вологодской области" в связи с жалобой общественного объединения "Политическая партия "Союз правых сил" // СЗ РФ. 2008. N 11. Ч. II. Ст. 1073.

Субъективные права подразделяются на конституционные (основные) и отраслевые (текущие, производные). Отраслевые (так называемые обыкновенные) права не имеют конституционного закрепления и не подпадают под характеристику основных прав и свобод человека и гражданина, защищаемых в конституционном судопроизводстве. Они производны от конституционных прав и свобод, в определенной своей части конкретизируют и детализируют их, наполняют дополнительным смыслом. Наряду с этим отраслевые права имеют и свой предмет, свое содержание, определяемое теми общественными отношениями, которые регулируются соответствующей отраслью права. Такое регулирование при конкретизации конституционных прав и свобод (вне зависимости от степени конкретизации - на уровне законов или подзаконных актов) не должно вести к изменению их содержания.
В Конституционном Суде оспаривалась конституционность законодательства, отменяющего приватизацию жилых помещений государственного и муниципального жилищных фондов. В Постановлении по делу указано, что гарантируемое Законом РФ "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" право граждан на приобретение в собственность бесплатно, в порядке приватизации, жилого помещения не имеет конституционного закрепления и не подпадает под характеристики основных прав и свобод человека и гражданина (ч. 2 ст. 17 Конституции РФ). Данное право - исходя из того, что приватизация жилья определяется в ст. 1 указанного Закона как бесплатная передача в собственность граждан РФ на добровольной основе занимаемых ими жилых помещений в государственном или муниципальном жилищном фонде, - появляется, существует и реализуется как субъективное право конкретного физического лица, фактически занимающего на правах нанимателя жилое помещение в государственном или муниципальном жилищном фонде. Таким образом, право на бесплатную приватизацию конкретного жилого помещения приобретается гражданином в силу закона и является производным от его статуса нанимателя жилого помещения. Осуществляя преобразования отношений собственности в жилищной сфере при установлении правовых основ единого рынка и регулировании соответствующих гражданских прав, федеральный законодатель в рамках своих дискреционных полномочий вправе как издавать акты, призванные в течение определенного периода обеспечивать правовое регулирование отношений по бесплатной передаче в собственность граждан занимаемых ими на правах нанимателей жилых помещений государственного и муниципального жилищных фондов, так и отменять их <1>.

<1> Постановление Конституционного Суда РФ от 15 июня 2006 г. N 6-П по делу о проверке конституционности положений подп. 1 п. 2 ст. 2 Федерального закона "О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации" и ч. 1 ст. 4 Закона РФ "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" (в ред. ст. 12 Федерального закона "О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации") в связи с запросом Верховного Суда РФ и жалобой граждан М.Ш. Орлова, Х.Ф. Орлова и З.Х. Орловой // СЗ РФ. 2006. N 26. Ст. 2876.

В другом деле, отказав признать неконституционность закона, отменившего прямые выборы высших должностных лиц субъектов РФ, Конституционный Суд изложил следующее. Право принимать участие в прямых выборах высшего должностного лица субъекта РФ (руководителя высшего исполнительного органа государственной власти субъекта РФ) и быть избранным на эту должность не закреплено в качестве конституционного права гражданина РФ. Нет такого права и в числе тех общепризнанных прав и свобод человека и гражданина, которые в Конституции РФ не названы. Такая возможность для граждан РФ ранее предусматривалась законодательством. Не имея непосредственного конституционного закрепления, эта возможность по своему нормативному содержанию не является необходимым элементом ни конституционного права граждан избирать и быть избранными в органы государственной власти, ни иных конституционных прав, таких как право граждан РФ на участие в управлении делами государства и право на доступ к государственной службе, закрепленных ст. 32 Конституции РФ, - она была введена законодательными актами, регулирующими порядок формирования органов государственной власти, в качестве составной части конституционно-правового института организации органов государственной власти в субъектах РФ и, следовательно, производна от организации государственной власти в субъекте РФ и предопределяется порядком замещения указанной должности, который устанавливался федеральным законом в соответствии с Конституцией РФ <1>.

<1> Постановление Конституционного Суда РФ от 21 декабря 2005 г. N 13-П по делу о проверке конституционности отдельных положений Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" в связи с жалобами ряда граждан // СЗ РФ. 2006. N 3. Ст. 336.
Необходимо отметить, что четко разделить между собой конкретные права (правомочия), содержательно наполняющие основное право, зачастую очень трудно.

Например, по делу С.В. Посохова, обжаловавшего нарушение его конституционных прав Федеральным законом "О народных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации", не предусматривающим для сторон, участвующих в деле, возможности ознакомления с документами, фиксирующими результат жеребьевки, путем которой народные заседатели были отобраны, Конституционный Суд вынес "отказное" Определение. Суд указал, что в указанном Федеральном законе конституционные права и свободы заявителя непосредственно не затронуты. Положения Закона устанавливают лишь сам порядок формирования списков народных заседателей и процедуру последующего отбора народных заседателей для участия в рассмотрении дел в судах различного уровня и никоим образом не регламентируют права участников уголовного судопроизводства, связанные с осуществлением ими контроля за соблюдением порядка привлечения народных заседателей к рассмотрению конкретных уголовных дел <1>. Таким образом, Конституционный Суд не усмотрел в этой норме Закона содержательного аспекта права на информацию (ст. 24 Конституции РФ).

<1> Определение Конституционного Суда РФ от 21 декабря 2001 г. N 309-О об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Посохова Сергея Витальевича на нарушение его конституционных прав Федеральным законом "О народных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации" и Указом Президента РФ "О продлении срока полномочий народных заседателей федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации". Документ официально не опубликован.

Примечательно, что Европейский суд по правам человека признал нарушение права на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона, предусмотренного ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.
Безусловно, текущее законодательство, регулирующее права граждан, всегда должно соответствовать положениям Конституции. И толкование отраслевых прав должно осуществляться исходя из смысла и содержания конституционных прав и свобод.
Так, охраняя конституционное право на достоинство личности (ст. 21 Конституции РФ), федеральный законодатель в текущем акте закрепил следующие права: право каждого человека на погребение после смерти с учетом его волеизъявления и пожелания родственников; право на отправление обрядов при захоронении тела после смерти человека согласно его пожеланию быть погребенным на том или ином месте, по тем или иным обычаям или традициям, рядом с теми или иными ранее умершими (ст. 1 , ст. 3, п. 1 ст. 5 Федерального закона "О погребении и похоронном деле"). Даже реализация особого порядка погребения лиц, обвиняемых в терроризме, не должна приводить к умалению достоинства личности <1>.

<1> Постановление Конституционного Суда РФ от 28 июня 2007 г. N 8-П по делу о проверке конституционности ст. 141 Федерального закона "О погребении и похоронном деле" и Положения о погребении лиц, смерть которых наступила в результате пресечения совершенного ими террористического акта, в связи с жалобой граждан К.И. Гузиева и Е.Х. Кармовой // СЗ РФ. 2007. N 27. Ст. 3346.

Во многих своих решениях Конституционный Суд РФ, выявляя содержание конституционных прав и свобод, обращался к общепризнанным принципам и нормам международного права, международным договорам Российской Федерации, которые согласно ч. 4 ст. 15 Конституции являются составной частью ее правовой системы. При этом Конституционный Суд не раз обращался к вопросу о соотношении международных норм и российских законов.
Например, проверяя по жалобам граждан конституционность ряда положений ранее действовавшего Уголовно-процессуального кодекса РСФСР, Конституционный Суд сослался на п. 6 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, в котором исходя из материального содержания правосудия и приоритета в нем прав человека закреплено, что цель исправления судебных ошибок служит основанием для пересмотра окончательных решений судов, "если какое-либо новое или вновь обнаруженное обстоятельство неоспоримо доказывает наличие судебной ошибки". Конституционный Суд указал: "Данная международно-правовая норма закрепляет более широкие возможности для исправления судебных ошибок, чем действующий Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР" <1>.

<1> Постановление Конституционного Суда РФ от 2 февраля 1996 г. N 4-П по делу о проверке конституционности п. 5 ч. 2 ст. 371, ч. 3 ст. 374 и п. 4 ч. 2 ст. 384 УПК РСФСР в связи с жалобами граждан К.М. Кульнева, В.С. Лалуева, Ю.В. Лукашова и И.П. Серебренникова // СЗ РФ. 1996. N 7. Ст. 701.

Проверяя конституционность ряда норм Гражданского процессуального кодекса РФ и Закона РФ "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании", Конституционный Суд констатировал несоответствие Конституции законоположений, касающихся порядка рассмотрения заявлений о признании граждан недееспособными, а также осуществления процессуальных прав гражданами, признанными судом недееспособными (без их участия). Аргументируя свою позицию, Конституционный Суд ссылался не только на статьи Конвенции о защите прав человека и основных свобод в их истолковании Европейским судом по правам человека, но и на международные акты рекомендательного характера: Принципы защиты психически больных лиц и улучшения психиатрической помощи, принятые 17 декабря 1991 г. Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 46/119, Рекомендации Парламентской ассамблеи Совета Европы от 8 октября 1977 г. 818 (1977) "О положении психически больных", Рекомендации Комитета министров Совета Европы от 22 февраля 1983 г. R (83) 2 "Относительно правовой защиты лиц, страдающих психическим расстройством, которые были госпитализированы в принудительном порядке", от 23 февраля 1999 г. R (99) 4 "О принципах, касающихся правовой защиты недееспособных взрослых", от 24 февраля 2004 г. Rec (2004) 10 "Относительно защиты прав человека и достоинства лиц с психическим расстройством" <1>.

<1> Постановление Конституционного Суда РФ от 27 февраля 2009 г. N 4-П по делу о проверке конституционности ряда положений ст. ст. 37, 52, 135, 222, 284, 286 и 3791 ГПК РФ и ч. 4 ст. 28 Закона РФ "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании" в связи с жалобами граждан Ю.К. Гудковой, П.В. Штукатурова и М.А. Яшиной.

В другом деле, сравнивая такие меры ограничения права на свободу и личную неприкосновенность, как задержание, арест, заключение под стражу и содержание под стражей, Суд указал, что, несмотря на их процессуальные различия, они по сути есть лишение свободы. В обоснование этого вывода Конституционный Суд сослался на позицию Европейского суда по правам человека, полагающего, что "лишение физической свободы фактически может приобретать разнообразные формы, не всегда адекватные классическому тюремному заключению", и предлагающего оценивать их не по формальным, а по сущностным признакам, таким как принудительное пребывание в ограниченном пространстве, изоляция человека от общества, семьи, прекращение выполнения служебных обязанностей, невозможность свободного передвижения и общения с неограниченным кругом лиц (п. 14 Постановления от 1 июля 1961 г. по делу "Лоулесс (Lawless) против Ирландии" (N 3), п. п. 92 и 102 Постановления от 6 ноября 1980 г. по делу "Гуццарди (Guzzardi) против Италии", п. п. 55 и 68 Постановления от 28 октября 1994 г. по делу "Мюррей (Murray) против Соединенного Королевства"), п. 42 Постановления от 24 ноября 1994 г. по делу "Кеммаш (Kemmache) против Франции" (N 3))" <1>.

<1> Постановление Конституционного Суда РФ от 16 июня 2009 г. N 9-П по делу о проверке конституционности ряда положений ст. ст. 24.5, 27.1, 27.3, 27.5 и 30.7 КоАП РФ, п. 1 ст. 1070 и абз. 3 ст. 1100 ГК РФ и ст. 60 ГПК РФ в связи с жалобами граждан М.Ю. Карелина, В.К. Рогожкина и М.В. Филандрова // СЗ РФ. 2009. N 27. Ст. 3382.

В деле гражданина В.В. Кара-Мурзы, оспаривавшего конституционность положений законодательства, согласно которому правом быть избранными не обладают граждане РФ, имеющие гражданство иностранного государства либо вид на жительство или иной документ, подтверждающий право на постоянное проживание гражданина РФ на территории иностранного государства, Конституционный Суд указал на то, что такой подход законодателя согласуется с общепризнанными принципами и нормами международного права, включая Всеобщую декларацию прав человека, Международный пакт о гражданских и политических правах, а также прецедентную практику Европейского суда по правам человека <1>.

<1> Определение Конституционного Суда РФ от 4 декабря 2007 г. N 797-О-О об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Кара-Мурзы Владимира Владимировича на нарушение его конституционных прав положением п. 31 ст. 4 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" // СЗ РФ. 2007. N 52. Ст. 6533.

Конституционные права и свободы обладают особыми юридическими свойствами. Они закреплены на самом высоком уровне - в Конституции РФ, потому что характеризуются особой социальной значимостью и важностью для государства. Они являются основными правами и свободами, признание, соблюдение и защита которых объявлены конституционной обязанностью государства (ст. 2). Именно эти права и свободы человека и гражданина определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность органов государственной власти и местного самоуправления и обеспечиваются конституционным правосудием.
Они адресованы каждому человеку и гражданину (либо каждому гражданину) и лежат в основе всех других прав, закрепляемых отраслевым законодательством.
Основные права и свободы носят естественный характер, принадлежат каждому от рождения, неотчуждаемы (ч. 2 ст. 17 Конституции РФ). Государство гарантирует человеку и гражданину юридическое закрепление, осуществление и защиту этих прав и свобод путем принятия отраслевых и комплексных нормативных правовых актов и создания юрисдикционных органов.
Основные права и свободы характеризуются большей стабильностью содержания по сравнению с производными (отраслевыми) правами, которые могут устанавливаться, изменяться и отменяться законодателем. Такая эволюция отраслевых прав оправдана, если она соответствует содержанию конституционных прав и свобод, основам конституционного строя.
Несмотря на высокую степень обобщенности и абстрактности конституционных формулировок прав и свобод, отсутствие текущего законодательства, конкретизирующего содержание конституционного права, не должно приводить к его нарушению. "Непосредственная реализация конституционных прав и свобод, не нашедших конкретизации в текущем (отраслевом) законодательстве, так же правомерна, как и осуществление конституционных прав и свобод через систему прав и обязанностей личности, закрепленных в отраслевом законодательстве" <1>. Хотя большинство конституционных норм о правах и свободах личности все же действуют через систему отраслевого законодательства.

<1> Витрук Н.В. Общая теория правового положения личности. С. 278.

В Определении Конституционного Суда от 22 мая 1996 г. в связи с проблемой привлечения к уголовной ответственности за отказ служить в армии в условиях отсутствия федерального закона об альтернативной гражданской службе записано: "...буквально закрепленное в названной конституционной норме и не нуждающееся в конкретизации право граждан, чьим убеждениям или вероисповеданию противоречит несение военной службы, на замену ее альтернативной гражданской службой, как и все другие права и свободы человека и гражданина, является непосредственно действующим и должно обеспечиваться независимо от того, принят или не принят соответствующий федеральный закон" <1>.

<1> Определение Конституционного Суда РФ от 22 мая 1996 г. N 63-О об отказе в принятии к рассмотрению запроса Беловского городского народного суда Кемеровской области как не соответствующего требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации". Документ официально не опубликован.

Основные права и свободы отличает высокая степень единства, взаимосвязанности, устойчивости, предполагающие фундаментальный характер конституционных норм.
В свою очередь, содержание основных прав и свобод предопределено основополагающими конституционными нормами-принципами - о высшей ценности человека, его прав и свобод и об обязанности государства признавать, соблюдать и защищать эти права и свободы (ст. 2), народовластии (ст. 3), правовом и социальном характере государства (ст. 7) и другими принципами, провозглашенными в гл. 1 "Основы конституционного строя" и других главах Конституции, а также такими общеправовыми принципами, как справедливость, равенство, гуманизм и проч.
Конституционный Суд указал: "Эти принципы обладают высшей степенью нормативной обобщенности, предопределяют содержание конституционных прав человека, отраслевых прав граждан, носят универсальный характер и в связи с этим оказывают регулирующее воздействие на все сферы общественных отношений. Общеобязательность таких принципов состоит как в приоритетности перед иными правовыми установлениями, так и в распространении их действия на все субъекты права" <1>.

<1> Постановления Конституционного Суда РФ от 14 июля 2005 г. N 9-П по делу о проверке конституционности положений ст. 113 НК РФ в связи с жалобой гражданки Г.А. Поляковой и запросом Федерального арбитражного суда Московского округа (СЗ РФ. 2005. N 30. Ч. II. Ст. 3200);
от 10 апреля 2003 г. N 5-П по делу о проверке конституционности п. 1 ст. 84 Федерального закона "Об акционерных обществах" в связи с жалобой ОАО "Приаргунское" (СЗ РФ. 2003. N 17. Ст. 1656); от 27 января 1993 г. N 1-П по делу о проверке конституционности правоприменительной практики ограничения времени оплаты вынужденного прогула при незаконном увольнении, сложившейся на основе применения законодательства о труде и постановлений пленумов Верховного Суда СССР, Верховного Суда РФ, регулирующих данные вопросы // Ведомости РФ. 1993. N 14. Ст. 508; Определение Конституционного Суда РФ от 3 июля 2007 г. N 633-О-П по жалобе гражданина Тимова Евгения Михайловича на нарушение его конституционных прав рядом положений Федерального закона "О радиационной безопасности населения" и Положения о лицензировании деятельности в области использования источников ионизирующего излучения // СЗ РФ. 2007. N 46. Ст. 5642.

Конституционные нормы-принципы касаются содержания любого основного права. Так, принцип равенства всех перед законом и судом (ст. 19 Конституции) - один из самых распространенных конституционных принципов, который проявляется в тех или иных основных правах весьма разнообразно. Это подтверждают многие решения Конституционного Суда.
В одном из решений Суд установил, что "конституционный принцип равенства распространяется не только на непосредственно признаваемые Конституцией Российской Федерации права и свободы, но и на связанные с ними другие права, приобретаемые на основании федерального закона" <1>.

<1> Постановление Конституционного Суда РФ от 24 октября 2000 г. N 13-П по делу о проверке конституционности положений п. 13 ст. 39 Закона РФ "Об образовании", ст. 1 Федерального закона "О сохранении статуса государственных и муниципальных образовательных учреждений и моратории на их приватизацию" и п. 7 ст. 27 Федерального закона "О высшем и послевузовском профессиональном образовании" в связи с запросом Майнского районного суда Ульяновской области, а также жалобами граждан Е.Е. Насоновой и Н.П. Ярушиной // СЗ РФ. 2000. N 44. Ст. 4399.

Конституционно-правовые принципы очень тесно связаны с основными правами и свободами, охватывают и пронизывают их, проникают в их содержание.
Например, принцип верховенства права имеет универсальное системообразующее значение. Он находится в основе всей системы конституционно-правового регулирования, проникая не только в нормативное содержание каждого конкретного конституционного права и свободы, но пронизывает все конституционные нормы и институты, включая институты организации публичной политической власти. Однако принцип верховенства права и вытекающее из него требование правовой стабильности и определенности не являются конституционными правами (хотя отдельные конституционные принципы могут включать как составной элемент своего нормативного содержания конституционные права, например достоинство личности) <1>.

<1> См.: Мнение судьи Конституционного Суда РФ Н.С. Бондаря по делу о проверке конституционности отдельных положений Федеральных законов о федеральном бюджете на 2003 г., на 2004 г. и на 2005 г. и Постановления Правительства РФ "О порядке исполнения Министерством финансов Российской Федерации судебных актов по искам к казне Российской Федерации на возмещение вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) органов государственной власти либо должностных лиц органов государственной власти" в связи с жалобами граждан Э.Д. Жуховицкого, И.Г. Пойма, А.В. Понятовского, А.Е. Чеславского и ОАО "Хабаровскэнерго": Постановление Конституционного Суда РФ от 14 июля 2005 г. N 8-П // СЗ РФ. 2005. N 30.

Защищая презумпцию добросовестности участников гражданского оборота, на котором основана предпринимательская и иная не запрещенная законом экономическая деятельность, Конституционный Суд признал неконституционными положения Федерального закона "О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора)", устанавливающие возможность взыскания с индивидуальных предпринимателей по требованию органа государственного контроля (надзора) расходов, понесенных этим органом на проведение исследований (испытаний) и экспертиз, в результате которых были выявлены нарушения обязательных требований <1>.

<1> См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 18 июля 2008 г. N 10-П по делу о проверке конституционности положений абз. 14 ст. 3 и п. 3 ст. 10 Федерального закона "О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора)" в связи с жалобой гражданина В.В. Михайлова // СЗ РФ. 2008. N 31. Ст. 3763.

Перечень конституционных прав и свобод содержится в гл. 2 "Права и свободы человека и гражданина" Конституции РФ, изменение которой возможно в особо сложном порядке - только путем пересмотра всей Конституции. Тем самым обеспечивается устойчивость основных прав и свобод.
Статья 17 Конституции указывает на то, что права и свободы в Российской Федерации признаются и гарантируются не только согласно Конституции, но и согласно общепризнанным принципам и нормам международного права. Как пишет Б.С. Эбзеев, это обусловлено прежде всего интернационализацией прав человека, которые не являются только внутренним делом суверенных государств, а становятся в современных условиях предметом заботы всего международного сообщества <1>. В соответствии с ч. 1 ст. 55 Конституции перечисление основных прав и свобод не должно толковаться как отрицание или умаление других общепризнанных прав и свобод человека и гражданина. Перечень основных прав и свобод, установленный в гл. 2 Конституции, не является исчерпывающим, он может быть дополнен и другими правами и свободами.

<1> См.: Комментарий к Конституции Российской Федерации / Под ред. В.Д. Зорькина, Л.В. Лазарева. М., 2009. С. 178.

Например, ст. 25 Всеобщей декларации прав человека учреждает право каждого человека "на такой жизненный уровень, включая пищу, одежду, жилище, медицинский уход и необходимое социальное обслуживание, который необходим для поддержания здоровья и благосостояния его самого и его семьи". Это общепризнанное право признается в России и на него, как и на другие общепризнанные права и свободы, можно непосредственно ссылаться при их осуществлении и защите.
Статьей 12 Конвенции о защите прав человека и основных свобод предусмотрено право на вступление в брак: "Мужчины и женщины, достигшие брачного возраста, имеют право вступать в брак и создавать семью в соответствии с национальным законодательством, регулирующим осуществление этого права".
Конституционный Суд РФ в ряде своих решений признал право граждан на осуществление местного самоуправления, которое они реализуют в индивидуальном и коллективном порядке <1>. Содержание данного права подробно анализируется в работах ученых <2>.

<1> См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 30 ноября 2000 г. N 15-П по делу о проверке конституционности отдельных положений Устава (Основного закона) Курской области в редакции Закона Курской области от 22 марта 1999 г. "О внесении изменений и дополнений в Устав (Основной закон) Курской области" // СЗ РФ. 2000. N 50. Ст. 4943; Постановление Конституционного Суда РФ от 2 апреля 2002 г. N 7-П по делу о проверке конституционности отдельных положений Закона Красноярского края "О порядке отзыва депутата представительного органа местного самоуправления" и Закона Корякского автономного округа "О порядке отзыва депутата представительного органа местного самоуправления, выборного должностного лица местного самоуправления в Корякском автономном округе" в связи с жалобами заявителей А.Г. Злобина и Ю.А. Хнаева // СЗ РФ. 2002. N 14. Ст. 1374.
<2> См.: Бондарь Н.С. Гражданин и публичная власть: конституционное обеспечение прав и свобод в местном самоуправлении. М., 2004. С. 326 - 329; Максимов В.А. Права граждан на осуществление местного самоуправления // Конституционные права и свободы человека и гражданина в Российской Федерации / Под ред. О.И. Тиунова. М., 2005. С. 517; Шугрина Е.С. Муниципальное право: Учебник. 3-е изд. М., 2010. С. 25 - 31.

Иные общепризнанные права и свободы, не закрепленные в Конституции или сформулированные в той или иной конституционно-правовой норме в другой редакции, не означают их отрицания или принижения их значения. Перечень прав и свобод, зафиксированный в Конституции, соответствует международным обязательствам Российской Федерации, международным стандартам, хотя нередко текстуального совпадения редакций конституционных норм и международно-правовых норм нет.
Например, ст. 46 Конституции РФ гарантирует каждому право на судебную защиту его прав и свобод, а ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах предусматривает право каждого на справедливое и публичное разбирательство дела компетентным, независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. В соответствии со ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод каждый имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. Судебное решение объявляется публично, однако пресса и публика могут не допускаться на судебные заседания в течение всего процесса или его части по соображениям морали, общественного порядка или национальной безопасности в демократическом обществе, а также когда того требуют интересы несовершеннолетних или для защиты частной жизни сторон, или - в той мере, в какой это, по мнению суда, строго необходимо, - при особых обстоятельствах, когда гласность нарушала бы интересы правосудия.
Согласно ст. 32 Конституции граждане РФ имеют право избирать и быть избранными в органы государственной власти и органы местного самоуправления, а также участвовать в референдуме. В Протоколе N 1 к Конвенции это право сформулировано как обязанность государств проводить с разумной периодичностью свободные выборы путем тайного голосования в таких условиях, которые обеспечивали бы свободное волеизъявление народа при выборе органов законодательной власти.
Краткость содержания конституционной нормы, закрепляющей то или иное общепризнанное право или свободу, не влияет на допустимость конституционной жалобы, поскольку защите подлежит и непосредственно международно-правовая норма. Согласно ч. 3 ст. 5 Федерального закона "О международных договорах Российской Федерации" положения официально опубликованных международных договоров Российской Федерации, не требующие издания внутригосударственных актов для применения, действуют в России непосредственно. Выше указывалось на постоянное применение Конституционным Судом РФ общепризнанных норм о правах и свободах человека, включая те, которые не нашли прямого закрепления в российской Конституции.

 
Обращение граждан в Конституционный Суд РФ
Полезная информация
Купить жилье в новостройке и не остаться с носом
Путь в «обманутые дольщики» открыт для всех - в том числе для людей известных и состоятельных Певец Леонид Агутин недавно
История из зала суда: отец, сын, внук и «прописка»
Надеемся, что реальные «квартирные» истории помогут кому-то принять более мудрое решение в сложной ситуации Предки семьи
Пленум Высшего Арбитражного суда разъяснил, как правильно
Короче, плакали ваши денежки, товарищи соинвесторы Высший Арбитражный Суд России озаботился неоднозначным правовым 
Последние материалы
Популярные статьи
© 2011 - 2018 Obhis.ru

Сейчас 96 гостей онлайн