Гражданский процесс
Поиск по сайту
Особенности рассмотрения жилищных дел
Адвокатская деятельность
 
 

 

Навигация: Главная Нарушение конституционных прав и свобод граждан как основание конституционной жалобы Понятие примененного или подлежащего применению закона, нарушающего конституционные права и свободы граждан



Понятие примененного или подлежащего применению закона, нарушающего конституционные права и свободы граждан

 

Нарушения конституционного права заявителя должны вытекать из закона, примененного в его деле. Здесь необходимо обратить внимание на два аспекта: 1) уточнение понятия "закон"; 2) уточнение понятия "применение закона".
Долгое время считалось, что конституционная жалоба допустима исключительно в отношении закона, но не подзаконного акта, что следовало из буквального понимания положений ч. 4 ст. 125 Конституции РФ и ст. 97 Закона о Конституционном Суде. В настоящее время понятие "закон" толкуется Конституционным Судом РФ расширительно.
В первую очередь к законам относятся законодательные акты федерального уровня - федеральные конституционные законы и федеральные законы.
Так, в жалобе Екатеринбургского муниципального унитарного предприятия "Водоканал" среди прочих нормативных актов оспаривался Федеральный конституционный закон "О Правительстве Российской Федерации". Хотя жалоба была признана недопустимой, Конституционный Суд РФ тем не менее отметил, что проверка по данному обращению соответствующего Федерального конституционного закона в принципе возможна <1>. Такой подход вполне оправдан, поскольку в противном случае большой массив законов, напрямую затрагивающих конституционные права и свободы граждан, остался бы вне сферы влияния судебного конституционного контроля.
<1 > Определение Конституционного Суда РФ от 8 июля 2004 г. N 255-О об отказе в принятии к рассмотрению жалобы Екатеринбургского муниципального унитарного предприятия "Водоканал" на нарушение конституционных прав и свобод положениями Федерального конституционного закона "О Правительстве Российской Федерации", Закона РФ "Об основах федеральной жилищной политики" и Перечня продукции производственно-технического назначения, товаров народного потребления и услуг, на которые государственное регулирование цен (тарифов) на внутреннем рынке РФ осуществляют органы исполнительной власти субъектов РФ // ВКС РФ. 2004. N 1.
В 2007 г. вопрос о допустимости проверки именно федеральных конституционных законов был предметом непосредственного рассмотрения Конституционным Судом РФ. В Постановлении от 21 марта 2007 г. N 3-П четко указано, что такой вид законов допустим в качестве объекта конституционно-судебной проверки <1>.

<1> Постановление Конституционного Суда РФ от 21 марта 2007 г. N 3-П по делу о проверке конституционности ряда положений Федерального конституционного закона от 28 июня 2004 г. N 5-ФКЗ "О референдуме Российской Федерации" // СЗ РФ. 2007. N 14. Ст. 1741.

Осуществление правового регулирования в субъектах РФ нередко влечет нарушение конституционных прав и свобод человека и гражданина, поэтому граждане вправе обжаловать в Конституционный Суд законодательные акты субъектов Федерации - конституции республик и уставы иных субъектов РФ, законы субъектов РФ <1>.

<1> В некоторых субъектах РФ наряду с "обычными" законами действуют конституционные законы, например, в Республике Саха (Якутия), Республике Ингушетия действуют конституционные законы соответственно о референдуме Республики Саха (Якутия), референдуме Республики Ингушетия, в Республике Тыва - о статусе Председателя Правительства Республики Тыва, в
Республике Северная Осетия - Алания - о Конституционном суде Республики Северная Осетия - Алания.

Несмотря на то что регулирование и защита прав и свобод человека и гражданина отнесены к ведению Российской Федерации (п. "в" ст. 71 Конституции РФ), а в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов находится лишь защита прав и свобод человека и гражданина (п. "б" ст. 72), это не исключает регулирования тех или иных аспектов, связанных с обеспечением прав граждан, установлением дополнительных гарантий законами субъектов РФ.
К правам и свободам человека и гражданина, регулирование и защита которых Российской Федерацией предусмотрены ст. 71 Конституции РФ, в первую очередь следует отнести те из них, которые перечислены в гл. 2 Конституции. В их число входят, например, избирательные права, право на пользование родным языком, включая обучение, воспитание и творчество (ст. 26), право на образование (ст. 43). Однако статьи Конституции не относят регулирование этих вопросов к исключительной компетенции Российской Федерации. Аналогичная ситуация возникла и в отношении права граждан на жилище (ст. 40). Жилищное законодательство, конкретизирующее право на жилище, составляет не исключительную компетенцию Российской Федерации, а предмет ее совместного с субъектами ведения (п. "к" ст. 72). Законодательство в области здравоохранения, детализирующее конституционное право на медицинскую помощь, также относится к предмету совместного ведения. Многие другие права и свободы человека и гражданина, закрепленные в Конституции РФ, получают дополнительное регулирование на уровне субъектов РФ. В семейном законодательстве многих субъектов РФ предусмотрены специальные меры по защите прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, установлены льготы приемным семьям, определены обстоятельства, предоставляющие право на ранние браки.
Принятие субъектами Федерации к собственному или совместному ведению предметов, отнесенных ст. 71 Конституции к ведению Российской Федерации, расценивается как неконституционное нарушение основных прав граждан, поскольку перераспределение конституционной модели разграничения предметов ведения означает нарушение основ конституционного строя и правового статуса человека и гражданина.
Конституционные права и свободы граждан могут быть нарушены законом субъекта РФ, противоречащим конституционным идеям и принципам, не коррелирующим смыслу соответствующих норм Конституции РФ, неправильно использующим конституционные понятия и термины, не учитывающим место данного акта в правовой системе и принятым не в установленной процедуре.
Конституционный Суд РФ неоднократно признавал неконституционность положений законов ряда субъектов Федерации, нарушающих принцип равноправия граждан и ограничивающих их права и свободы. Так, проверяя конституционность отдельных положений Закона Республики Башкортостан "О выборах депутатов Государственного Собрания Республики Башкортостан", Суд отметил, что введение субъектами РФ дополнительных по сравнению с федеральным законом требований, ограничивающих права граждан, проживающих на территории данного субъекта, ставит граждан в неравные условия с гражданами других субъектов РФ, что не соответствует ч. 2 ст. 19 Конституции РФ, согласно которой государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина <1>.

<1> Постановление Конституционного Суда РФ от 21 июня 1996 г. N 15-П по делу о проверке конституционности отдельных положений ст. 20 Закона Республики Башкортостан "О выборах депутатов Государственного Собрания Республики Башкортостан" в связи с запросом Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан // СЗ РФ. 1996. N 27. Ст. 3344.

В деле гражданки Н.П. Медиковой Конституционный Суд еще раз указал на недопустимость установления законами субъектов РФ оснований ограничения или условий реализации конституционных прав граждан <1>.

<1> Определение Конституционного Суда РФ от 3 февраля 2000 г. N 41-О по жалобе гражданки Медиковой Нины Петровны на нарушение ее конституционных прав положением ч. 1 ст. 16 Закона Краснодарского края "Об особом порядке землепользования в Краснодарском крае" // СЗ РФ. 2000. N 18. Ст. 2020.

В ряде постановлений Конституционного Суда были признаны неконституционными положения оспариваемых региональных актов, вводящих разрешительный характер прописки, устанавливающих взимание платы за регистрацию с граждан, прибывающих на постоянное место жительства в данные регионы, вводящих квоты на поселение в ряде населенных пунктов, определяющих правила продажи лицензий предприятиям на право приглашения иногородних специалистов <1>.

<1> См., напр.: Постановления Конституционного Суда РФ от 4 апреля 1996 г. N 9-П по делу о проверке конституционности ряда нормативных актов г. Москвы и Московской области, Ставропольского края, Воронежской области и г. Воронежа, регламентирующих порядок регистрации граждан, прибывающих на постоянное жительство в названные регионы; от 2 июля 1997 г. N 10-П по делу о проверке конституционности ч. ч. 1, 2 и 3 ст. 2 и ч. 6 ст. 4 Закона Московской области от 5 июля 1996 г. "О сборе на компенсацию затрат бюджета Московской области по развитию инфраструктуры городов и других населенных пунктов области и обеспечению социально-бытовыми условиями граждан, прибывающих в Московскую область на постоянное жительство" в связи с жалобами граждан И.В. Шестопалько, О.Е. Сачковой и М.И. Крючковой // ВКС РФ. 1997. N 5; Определение от 7 октября 1998 г. N 116-О по делу о проверке конституционности положений ст. ст. 14, 15 и 35 Закона Краснодарского края от 23 июня 1995 г. "О порядке регистрации пребывания и жительства на территории Краснодарского края" // СЗ РФ. 1998. N 42. Ст. 5210.

Следует обратить внимание на то, что в некоторых случаях в жалобе нужно оспаривать не только закон субъекта РФ, но и положения федерального закона, на которых основан данный закон субъекта РФ, которые он воспроизводит.
Например, в "деле о местном самоуправлении Кабардино-Балкарской Республики" Конституционный Суд, отказав заявителям в принятии их жалоб к рассмотрению, указал, что разрешение поставленного заявителями вопроса о том, нарушено ли положениями законов Кабардино-Балкарской Республики их право на местное самоуправление, в настоящем деле невозможно без проверки соответствующих норм Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации", конституционность которых ими ни в жалобах в Конституционный Суд РФ, ни на заседании Конституционного Суда РФ не оспаривалась. При таких обстоятельствах продолжение конституционного судопроизводства в данном случае означало бы не только выход за пределы определенного заявителями предмета обращения и тем самым - за пределы полномочий, но и принятие Конституционным Судом РФ на себя в нарушение ст. 123 (ч. 3) Конституции РФ функций, несвойственных органу правосудия <1>.

<1> Определение Конституционного Суда РФ от 17 июля 2006 г. N                      137-О о прекращении
производства по делу о проверке конституционности положений Законов                    Кабардино-Балкарской
Республики "Об административно-территориальном устройстве                                      Кабардино-Балкарской
Республики" и "О статусе и границах муниципальных образований в                               Кабардино-Балкарской Республике" в связи с жалобами граждан // СЗ РФ. 2006. N 31. Ч. II. Ст. 3532.

Вместе с тем по данному делу двумя судьями было высказано мнение о том, что само по себе отсутствие в обращении заявителя, оспаривающего положения законов субъектов РФ, указания на необходимость проверки на конституционность корреспондирующих им норм федерального законодательства не является препятствием для конституционно-правовой оценки обжалуемых норм региональных законов.
Правовыми позициями Конституционного Суда РФ внесены существенные коррективы в понимание термина "закон", расширено его толкование.
Так, Постановлением от 5 июля 2001 г. допущено обжалование гражданами Постановления Государственной Думы об амнистии.
Аргументируя свою позицию, Суд указал, что Постановление Государственной Думы, которым объявляется амнистия, является уникальным нормативным правовым актом в сравнении с ее постановлениями по другим вопросам, а также в сравнении с иными нормативными подзаконными актами, принимаемыми в форме постановлений. Принимаемые Государственной Думой постановления об амнистии отличаются от законов, они имеют особую конституционную природу. Опираясь на положения п. "о" ст. 71, относящий амнистию к ведению Российской Федерации, и ч. 1 ст. 76 Конституции РФ, Суд не исключил права федерального законодателя принять закон об общих условиях осуществления амнистии, хотя издание такого закона не является необходимым и обязательным. Кроме того, Суд подчеркнул, что в отсутствие такого закона именно нормативные предписания, содержащиеся в постановлении об амнистии, могут и должны выполнять функцию законодательного регулирования. В отношении же всех других актов Государственной Думы, которые в соответствии со ст. 103 Конституции РФ также принимаются в форме постановлений, Суд отметил принципиально иной характер в силу того, что они являются индивидуальными правовыми актами. Суд также указал, что постановление Государственной Думы об амнистии допускает отказ от реализации ранее примененных или подлежавших применению (в отношении названных в данном акте категорий лиц и преступных деяний) норм Уголовного кодекса РФ. А это не может быть осуществлено нормативным актом, не приравненным по уровню к закону, поскольку акты ниже уровня закона не должны ему противоречить, препятствуя его применению <1>.

<1> Постановление Конституционного Суда РФ от 5 июля 2001 г. N 11-П по делу о проверке конституционности Постановления Государственной Думы от 28 июня 2000 г. N 492-III ГД "О внесении изменения в Постановление Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации "Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов" в связи с запросом Советского районного суда г. Челябинска и жалобами ряда граждан // СЗ РФ. 2001. N 29. Ст. 3059.

В последующем Конституционный Суд еще более расширил понимание термина "закон", отнеся к данной категории и постановления Правительства РФ. Вместе с тем граждане могут оспорить в Конституционном Суде не любое постановление Правительства РФ, а только то, которое принято во исполнение полномочия, возложенного на Правительство непосредственно федеральным законом.
Если нормативный акт Правительства принят во исполнение полномочия, возложенного на него непосредственно федеральным законом, по вопросу, не получившему содержательной регламентации в этом законе, и именно на основании такого уполномочия Правительство непосредственно осуществляет правовое регулирование соответствующих общественных отношений (так называемое делегированное регулирование), судебная проверка нормативного акта Правительства невозможна без установления соответствия Конституции самого федерального закона. Следовательно, если имеет место прямая нормативная связь нормативного акта Правительства с федеральным законом и если эти акты применены или подлежат применению в конкретном деле в неразрывном единстве, Конституционный Суд может признать допустимой и жалобу гражданина на нарушение его конституционных прав и свобод, в которой оспаривается конституционность как федерального закона, так и нормативного акта Правительства <1>.

<1> Постановление Конституционного Суда РФ от 27 января 2004 г. N 1-П по делу о проверке конституционности отдельных положений п. 2 ч. 1 ст. 27, ч. ч. 1, 2 и 4 ст. 251, ч. ч. 2 и 3 ст. 253 ГПК РФ в связи с запросом Правительства РФ.

Данная правовая позиция подтверждена и другими решениями Конституционного Суда <1>.

<1> См., напр.: Определение Конституционного Суда РФ от 12 ноября 2008 г. N 974-О-О об отказе в принятии к рассмотрению запроса Законодательного Собрания Краснодарского края о проверке конституционности п. 94 Правил предоставления коммунальных услуг гражданам. Документ официально не опубликован.

Таким образом, необходимым условием допустимости оспаривания по жалобам граждан нормативного акта Правительства РФ (подзаконного акта) выступает прямая правовая связь подзаконного нормативного акта с федеральным законом, т.е. непосредственное указание в законе полномочия Правительства по урегулированию конкретного вопроса. Иными словами, если правовое регулирование прав и свобод граждан осуществляется не непосредственно федеральным законом, а постановлением Правительства РФ в силу прямого предписания данного закона, на основании и во исполнение которого оно издано и который оно конкретизирует, тем самым предопределяя практику его исполнения, проверка конституционности такого закона, выявление его конституционно-правового значения не могут быть осуществлены без учета смысла, приданного ему правовым актом Правительства РФ, и наличия прямой нормативной связи постановления Правительства РФ с федеральным законом, если эти акты применены или подлежат применению в конкретном деле в неразрывном единстве. При этом Конституционный Суд оценивает не законность постановления Правительства, а его конституционность, которая "понимается не как осуществляемое Правительством РФ правоприменение, а как основанное на бланкетной норме федерального закона подзаконное нормотворчество, в рамках которого следует соотносить принятые Правительством РФ нормативные акты в первую очередь с конституционным принципом разделения властей и принципом допустимости ограничения конституционных прав и свобод человека и гражданина только федеральным законом" <1>.

<1> Бондарь Н.С. Местное самоуправление и конституционное правосудие: конституционализация муниципальной демократии в России. С. 129.

Конституционный Суд признал правомочие Верховного Суда РФ подтверждать недействительность, т.е. утрату юридической силы, положений нормативных актов Правительства РФ, если они аналогичны по содержанию нормам других актов, ранее признанных Конституционным
Судом не соответствующими Конституции РФ и потому недействительными, а также если они основаны на ранее признанных Конституционным Судом неконституционными положениях федерального закона либо воспроизводят их.
Конституционный Суд РФ закрепил также практику рассмотрения по жалобам граждан и иных подзаконных нормативных правовых актов при условии отсутствия необходимого закона, регулирующего соответствующие отношения. В частности, предметом проверки конституционности могут быть не утратившие силу законы СССР <1> и РСФСР.

<1> См., напр.: Постановление Конституционного Суда РФ от 17 февраля 1998 г. N 6-П по делу о проверке конституционности положения ч. 2 ст. 31 Закона СССР от 24 июня 1981 г. "О правовом положении иностранных граждан в СССР" в связи с жалобой Яхья Дашти Гафура // СЗ РФ. 1998. N 9. Ст. 1142; Постановление Конституционного Суда РФ от 17 мая 1995 г. N 5-П по делу о проверке конституционности ст. 12 Закона СССР от 9 октября 1989 г. "О порядке разрешения коллективных трудовых споров (конфликтов)" (в ред. от 20 мая 1991 г.) в части, запрещающей проведение забастовок работниками гражданской авиации, в связи с жалобой Профсоюза летного состава Российской Федерации.

Конституционный Суд проверяет конституционность законов, действовавших на территории России до вступления в силу Конституции РФ только в том случае, если этот закон был применен в деле заявителя после вступления в силу Конституции РФ, т.е. после 25 декабря 1993 г. и лишь в связи с соответствующим правоприменительным актом.
Так, в 1995 г. проверялась конституционность положения Закона РСФСР 1990 г. "О государственных пенсиях в РСФСР". Суд признал противоречащим Конституции РФ оспоренное положение Закона в той части, в которой оно устанавливало приостановление выплаты трудовых пенсий за время лишения пенсионера свободы по приговору суда <1>.

<1> Постановление Конституционного Суда РФ от 16 октября 1995 г. N 11-П по делу о проверке конституционности ст. 124 Закона РСФСР от 20 ноября 1990 г. "О государственных пенсиях в РСФСР" в связи с жалобами граждан Г.Г. Ардерихина, Н.Г. Попкова, Г.А. Бобырева, Н.В. Коцюбки.

В 2009 г. проверялся на конституционность Закон РСФСР "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках". Суд признал его положения соответствующими Конституции, но только в том истолковании, которое содержится в судебном решении по этому делу <1>.

<1> Постановление Конституционного Суда РФ от 24 июня 2009 г. N 11-П по делу о проверке конституционности положений п. п. 2 и 4 ст. 12, ст. ст. 221 и 231 Закона РСФСР "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках" и ст. ст. 23, 37 и 51 ФЗ "О защите конкуренции" в связи с жалобами ОАО "Газэнергосеть" и ОАО "Нижнекамскнефтехим".

Конституционный Суд рассмотрел жалобу гражданина А.Ф. Каленова, оспаривавшего положения Правил исчисления непрерывного трудового стажа рабочих и служащих при назначении пособий по государственному социальному страхованию, утвержденных Постановлением Совета Министров СССР от 13 апреля 1973 г. N 252, а также Постановления ЦК КПСС, Совета Министров СССР и ВЦСПС от 13 декабря 1979 г. N 1117 "О дальнейшем укреплении трудовой дисциплины и сокращении текучести кадров в народном хозяйстве", согласно которым при повторном увольнении по собственному желанию без уважительных причин в течение одного года непрерывный трудовой стаж, учитываемый при назначении пособий по временной нетрудоспособности, не сохраняется <1>.

<1> Определение Конституционного Суда РФ от 4 марта 2004 г. N 138-О по жалобе гражданина Каленова Андрея Федоровича на нарушение его конституционных прав положением подп. "и" п. 7 Правил исчисления непрерывного трудового стажа рабочих и служащих при назначении пособий по государственному социальному страхованию и абз. 2 п. 16 Постановления ЦК КПСС, Совета Министров СССР и ВЦСПС от 13 декабря 1979 г. N 1117 "О дальнейшем укреплении трудовой дисциплины и сокращении текучести кадров в народном хозяйстве" // ВКС РФ. 2004. N 5.

В деле гражданина В.П. Корнилова обжаловалось нарушение его конституционных прав положениями Указа Президента РФ от 15 марта 2000 г. N 508 "О размере пособия по временной нетрудоспособности", тех же Правил исчисления непрерывного трудового стажа рабочих и служащих при назначении пособий по государственному социальному страхованию, утвержденных
Постановлением Совета Министров СССР от 13 апреля 1973 г. N 252, а также нормами Основных условий обеспечения пособиями по государственному социальному страхованию, утвержденными Постановлением Совета Министров СССР и ВЦСПС от 23 февраля 1984 г. N 191, и Положения о порядке обеспечения пособиями по государственному социальному страхованию, утвержденного Постановлением Президиума ВЦСПС от 12 ноября 1984 г. N 13-6. В решении по данному делу Конституционный Суд указал: "При отсутствии федерального закона, определяющего условия и порядок обеспечения застрахованных работников пособиями по временной нетрудоспособности... сохраняют свое действие нормативные правовые акты бывшего Союза ССР о социальном страховании... Таким образом, в системе действующего правового регулирования предписания нормативных актов органов государственной власти бывшего Союза ССР... сохраняют свою силу и заменяют, по существу, законодательные нормы" <1>.

<1> Определение Конституционного Суда РФ от 2 марта 2006 г. N 16-О по жалобе гражданина Корнилова В.П. на нарушение его конституционных прав положениями Указа Президента РФ от 15 марта 2000 г. N 508 "О размере пособия по временной нетрудоспособности", Правил исчисления непрерывного трудового стажа рабочих и служащих при назначении пособий по государственному социальному страхованию, Основных условий обеспечения пособиями по государственному социальному страхованию и Положения о порядке обеспечения пособиями по государственному социальному страхованию // СЗ РФ. 2006. N 15. Ст. 1642.

Позиция Конституционного Суда о допустимости жалобы гражданина на нарушение его конституционных прав положениями нормативных актов, принятых в советский период, если они продолжают действовать и заменяют собой законодательные нормы, вполне оправданна. Согласно ч. 2 ст. 86 Закона о Конституционном Суде проверка конституционности нормативных актов органов государственной власти и договоров между ними, принятых до вступления в силу Конституции РФ, производится Конституционным Судом только по содержанию норм.
Вместе с тем Конституционный Суд не выразил четкой позиции по приравниванию любых подзаконных актов к законам. Так, Суд не указал, можно ли распространить изложенную правовую позицию на случаи замены законодательного регулирования указами Президента РФ, нормативными правовыми актами министерств и ведомств, иных органов государственной власти Российской Федерации, нарушающими конституционные права и свободы. Очевидно, в случае отсутствия законодательного регулирования вопросов, связанных с осуществлением конституционных прав и свобод, граждане должны иметь возможность обжаловать подзаконный нормативный правовой акт, регулирующий эти аспекты.
Однако Конституционный Суд, отказывая в принятии жалобы на нарушение прав граждан подзаконными актами, не мотивирует отказ наличием урегулирования отношений на уровне закона.
Например, ряд граждан наряду с оспариванием конституционности Уголовного, Уголовно-процессуального, Гражданского процессуального и Уголовно-исполнительного кодексов оспаривали Правила внутреннего распорядка исправительных учреждений, Правила внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции РФ и Инструкцию по работе специальных отделов (групп) исправительных колоний, воспитательных колоний и лечебных исправительных учреждений, в том числе и в связи с их неопубликованием. В Определении по этому делу Конституционный Суд указал, что разрешение поставленных в жалобе вопросов ему неподведомственно, жалобы могут быть поданы в Верховный Суд РФ <1>.

<1> Определение Конституционного Суда РФ от 20 апреля 2001 г. N 145-О об отказе в принятии к рассмотрению жалобы граждан А.Б. Михайлова, А.М. Микаеляна, А.Ю. Попова и А.В. Филобока на нарушение их конституционных прав рядом статей Уголовно-процессуального кодекса РСФСР, Уголовного кодекса РФ, Гражданского процессуального кодекса РСФСР, Уголовно-исполнительного кодекса РФ, Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", а также Правилами внутреннего распорядка исправительных учреждений, Правилами внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции РФ и Инструкцией по работе специальных отделов (групп) исправительных колоний, воспитательных колоний и лечебных исправительных учреждений. Документ официально не опубликован.

Что касается проверки конституционности нормативных указов Президента РФ по жалобам граждан, то в 2000 г., отказав в принятии к рассмотрению жалобы ЗАО "Сибирское территориальное производственное предприятие "Техника", Конституционный Суд мотивировал отказ тем, что гражданам и их объединениям право на обращение в Конституционный Суд с запросом о проверке конституционности нормативных указов Президента РФ нормами п. "а" ч. 2 ст. 125 Конституции не предоставлено <1>. При этом Суд не пошел по пути признания неразрывной связи указа (подзаконного акта) с федеральным законом по аналогии с постановлением Правительства, хотя во многих законах содержатся положения о делегировании регулирования определенного вопроса актам Президента. Кроме того, Президент издает немало указов "по вопросам, требующим законодательного решения", "впредь до принятия соответствующего закона", т.е., по существу, вместо федерального закона.

<1> См.: Определение Конституционного Суда РФ от 23 июня 2000 г. N 115-О об отказе в принятии к рассмотрению жалобы ЗАО "Сибирское территориальное производственное предприятие "Техника" на нарушение конституционных прав и свобод п. п. 3 и 7 Указа Президента РФ "О государственном регулировании внешнеторговых бартерных сделок". Документ официально не опубликован.

В ряде случаев Конституционный Суд указывает, что определенный подзаконный акт нельзя рассматривать в качестве закона.
Так, по жалобе компании "Mellain LLC" Суд определил, что Регламент Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате РФ, утвержденный Приказом Торгово-промышленной палаты РФ, не является законом <1>.
<1 > Определение Конституционного Суда РФ от 28 мая 2009 г. N 623-О-О об отказе в принятии к рассмотрению жалобы компании "Mellain LLC" на нарушение ее конституционных прав и свобод ч. ч. 3 - 8 ст. 155, ч. 2 ст. 235, ч. 2 ст. 266, ч. 2 ст. 284 АПК РФ, ст. 5 Федерального закона "О введении в действие Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации", п. 3 ст. 16 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже", параграфами 5, 7, 33, 37 Регламента Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате РФ. Документ официально не опубликован.
Конституционному Суду неподведомственны подзаконные нормативные акты органов государственной власти субъектов РФ, в частности акты высшего должностного лица, законодательного(представительного) органа.
Например, Конституционный Суд отказал в принятии к рассмотрению жалобы В.И. Чуфистова на нарушение его конституционных прав Постановлением Московской городской Думы, сославшись на ст. 1 Закона города Москвы от 14 декабря 2001 г. "О законах города Москвы и постановлениях Московской городской Думы", согласно которой постановления Московской городской Думы - это правовые акты г. Москвы организационно-распорядительного характера, принимаемые Московской городской Думой по вопросам ее компетенции. Суд сделал вывод, что эти акты не относятся к числу законодательных актов, т.е. таких актов нормативного характера, которые могут быть по жалобам граждан проверены на соответствие Конституции РФ <1>.

<1> Определение Конституционного Суда РФ от 20 ноября 2003 г. N 439-О об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Чуфистова Вадима Исаевича на нарушение его конституционных прав Постановлением Московской городской Думы "Об уточнениях и изменениях к перечням предприятий и учреждений государственной собственности города Москвы". Документ официально не опубликован.

В Определении от 16 декабря 2008 г. N 1088-О-О Конституционный Суд указал, что проверка конституционности таких нормативных актов, как Приказ Министерства образования и науки РФ от 5 февраля 2008 г. N 36 "Об установлении форм и порядка проведения государственной (итоговой) аттестации обучающихся, освоивших образовательные программы среднего (полного) общего образования в 2007/2008 учебном году, и утверждении Положения о проведении единого государственного экзамена в 2008 году", не входит в компетенцию Конституционного Суда, а потому жалоба Н.А. Процевской и в этой части не может быть принята Конституционным Судом к рассмотрению <1>.

<1> Определение Конституционного Суда РФ от 16 декабря 2008 г. N 1088-О-О об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Процевской Натальи Александровны на нарушение ее конституционных прав Федеральным законом "О внесении изменений в Закон Российской Федерации "Об образовании" и Федеральный закон "О высшем и послевузовском профессиональном образовании" в части проведения единого государственного экзамена", Постановлением Правительства РФ "Об организации эксперимента по введению единого государственного экзамена" и Приказом Министерства образования и науки РФ.

Конституционному контролю не подлежат муниципальные нормативные правовые акты: уставы муниципальных образований, решения представительных органов, нормативные акты глав муниципальных образований, исполнительных и иных органов местного самоуправления.
Так, Конституционный Суд отказал в принятии к рассмотрению жалобы С.Ф. Киринского, оспаривавшего конституционность ряда законов Самарской области, а также положения ст. ст. 2, 3 и 6 Устава города Самары и решения Самарской губернской Думы о его регистрации. Заявитель полагал, что данные нормативные акты как не предусматривающие создания внутригородских муниципальных образований в числе территорий, на которых в Самарской области осуществляется местное самоуправление, нарушают его конституционные права: право на участие в местном самоуправлении и право избирать и быть избранным в органы местного самоуправления - и, следовательно, противоречат ст. ст. 12, 130 - 133 Конституции РФ. Конституционный Суд указал, что проверка конституционности таких нормативных актов, как уставы муниципальных образований, не отнесена к его компетенции. Поэтому в силу п. 1 ч. 1 ст. 43 Закона о Конституционном Суде жалоба С.Ф. Киринского в части, касающейся проверки конституционности положений Устава города Самары и решения Самарской губернской Думы о его регистрации, не может быть принята к рассмотрению ввиду неподведомственности поставленного вопроса Конституционному Суду РФ <1>.
<1> Определение Конституционного Суда РФ от 22 октября 1999 г. N 174-О по жалобе гражданина Киринского Сергея Федоровича на нарушение его конституционных прав рядом нормативных правовых актов Самарской области. Документ официально не опубликован.
Аналогичное решение было принято Конституционным Судом РФ и по жалобам гражданина М.Я. Ковалева, оспаривавшего конституционность Устава муниципального образования "город Тихорецк" Краснодарского края по порядку опубликования и введения в действие. М.Я. Ковалев полагал, что нарушены его права, закрепленные в ч. 3 ст. 15 Конституции РФ <1>.
<1> Определение Конституционного Суда РФ от 18 июля 2006 г. N 338-О об отказе в принятии к рассмотрению жалоб гражданина Ковалева Михаила Яковлевича на нарушение его конституционных прав Уставом муниципального образования и решениями судов общей юрисдикции // Конституционное правосудие в странах СНГ и Балтии. 2006. N 24.
В случае если муниципальный нормативный акт повторяет положение закона, проверке в Конституционном Суде подлежит не муниципальный акт, а закон.
Так, в деле по жалобе глав г. Твери и Тверской городской Думы при решении вопроса о допустимости данной жалобы высказывалось мнение, что заявители, поставив вопрос о конституционности норм федерального законодательства, фактически просили подтвердить в процедуре конституционного судопроизводства конституционность акта органа местного самоуправления, определявшего порядок и размер оплаты за пользование дошкольными муниципальными учебными заведениями в г. Твери. Однако содержание Постановления Конституционного Суда по этому делу свидетельствует об обратном: предметом запроса по данному делу явились нормы Федерального закона N 122-ФЗ, хотя их прямое действие распространяется в том числе на уровень муниципального нормотворчества и правоприменения <1>.


<1> Постановление Конституционного Суда РФ от 15 мая 2006 г. N 5-П по делу о проверке конституционности положений ст. 153 Федерального закона от 22 августа 2004 г. N 122-ФЗ "О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием Федеральных законов "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" и "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" в связи с жалобой главы г. Твери и Тверской городской Думы // СЗ РФ. 2006. N 22. Ст. 2375.

 



 
Обращение граждан в Конституционный Суд РФ
Полезная информация
Купить жилье в новостройке и не остаться с носом
Путь в «обманутые дольщики» открыт для всех - в том числе для людей известных и состоятельных Певец Леонид Агутин недавно
История из зала суда: отец, сын, внук и «прописка»
Надеемся, что реальные «квартирные» истории помогут кому-то принять более мудрое решение в сложной ситуации Предки семьи
Пленум Высшего Арбитражного суда разъяснил, как правильно
Короче, плакали ваши денежки, товарищи соинвесторы Высший Арбитражный Суд России озаботился неоднозначным правовым 
Последние материалы
Популярные статьи
© 2011 - 2018 Obhis.ru

Сейчас 117 гостей онлайн