Гражданский процесс
Поиск по сайту
Особенности рассмотрения жилищных дел
Адвокатская деятельность
 
 

 

Навигация: Главная Деятельность адвоката - представителя в гражданском и арбитражном процессе Логико-процессуальные особенности доказывания адвокатом в гражданском и арбитражном судопроизводстве.



Логико-процессуальные особенности доказывания адвокатом в гражданском и арбитражном судопроизводстве.

Участие адвоката-представителя в доказывании имеет свои особенности, наличие которых обусловлено спецификой его роли в гражданском и арбитражном процессе, правым статусом и характером полномочий. Своеобразный отпечаток на доказательственную позицию адвоката накладывает односторонность его позиции. Нельзя также не учитывать доверительный характер отношений между адвокатом и клиентом. Говоря о нравственных принципах взаимоотношений адвоката и подзащитного, Л.Д. Кокорев, Д.П. Котов на наш взгляд, правильно отмечают, что: «Основой нравственных отношений между ними должно быть доверие обвиняемого к защитнику, который не вправе своими действиями и заявлениями подрывать его. Доверять защитнику - это значит поручить ему защищать свои права, свои законные интересы, а действовать по поручению обвиняемого - это и означает быть его представителем». То же самое можно сказать и о взаимоотношениях доверителя и его представителя в гражданском и арбитражном судопроизводстве.
В юридической литературе, посвященной адвокатуре, вопрос об участии адвоката в доказывании по гражданским и арбитражным делам остается недостаточно изученным. Имеются лишь общие работы, в которых практика участия адвоката в доказывании рассматривается в рамках представительских полномочий, однако ее конкретные особенности не выделяются. По нашему мнению, доказательственная деятельность адвоката в гражданском и арбитражном процессе нуждается в самостоятельном изучении, поскольку обладает большим своеобразием. В данной главе автор преследует цель выявить основные черты доказывания, осуществляемого адвокатом при рассмотрении гражданского или арбитражного дела. Это, на наш взгляд, позволит установить специфику его доказательственной деятельности и в дальнейшем проследить весь ход доказывания с позиций представителя, а также наметить круг важнейших вопросов как теоретического, так и практического характера, с которыми сталкивается адвокат в гражданском и арбитражном процессе.
То, что подлежит доказыванию, в логическом доказательстве называют тезисом. Тезис есть суждение, истинность или ложность которого выясняется при помощи других суждений, называемых аргументами. Способ доказывания, то есть переход от аргументов к доказанности тезиса называется демонстрацией. В логике в качестве доказательств выступают суждения, известные мысли, доказанные ранее положения. Логическое доказывание есть оперирование мыслями, суждениями.
В судебной деятельности доказывается существование или отсутствие фактов реальности (действий или бездействий людей, событий), с которыми закон связывает возникновение, изменение или прекращение правоотношений. Следовательно, в отличие от логического доказательства (доказывания), к которому люди обращаются в обычной обстановке или в научном познавательном процессе, доказывание при отправлении правосудия и его предмет специфичны.
Доказательства в гражданском и арбитражном судопро-изводствах рассматриваются как средства получения судом верного знания о фактах, имеющих значение для дела. В этой связи К.И. Малышев верно, на наш взгляд, отмечал: «Истина столько же необходима для суда, как и справедливость. Если бы суд стал ошибочно или ложно признавать действительные факты несуществующими, а факты вымышленные действительными, и применять к ним затем правила закона со всей точностью, такая комедия правосудия указывала бы на порчу его и была бы страшным бедствием для народа».

Прежде чем рассматривать конкретные особенности участия адвоката в доказывании, на наш взгляд, следует установить, какие задачи он ставит перед собой, работая с доказательствами. В юридической литературе некоторым из этих задач уделялось достаточное внимание, другие остались вне поле зрения исследователей, и надо признать, что отсутствует надлежащая их систематизация. Вместе с тем, она в этом случае необходима, так как поможет расположить задачи в определенном порядке и тем самым облегчить их практическое решение. Мы предлагаем следовать такому порядку, в котором эти задачи возникают и разрешаются на практике. Данное построение целесообразно потому, что решение каждой из задач предопределяет ответ на следующие и отражается на всем процессе доказывания.
Адвокат с началом доказывания должен стремится выяснить, имеется ли нарушение субъективных прав и законных интересов обратившегося, а также устранимы ли эти нарушения в судебном или ином порядке2.
Нельзя также не учитывать, что в некоторых случаях, например, действующим законом о СМИ3, Транспортным уставом железных дорог Российской Федерации от 19 декабря 1997 г., Федеральным законом РФ «О связи» от 20 января 1995 г., Правилами предоставления услуг телеграфной связи, утвержденными постановлением Правительства РФ от 28 августа 1997 г. № 1108 (ст.72-75), Правилами предоставления услуг местными телефонными сетями, утвержденными постановлением Правительства РФ от 26 сентября 1997 г. № 1235 и др., предусмотрена обязательная досудебная процедура. Кроме того, многие отношения вообще не признаются государством в качестве правовых, то есть для них не имеется юридической модели. Поэтому, до тех пор, пока не установлено, имеются ли основания для спора и какова его подведомственность, нет смысла обосновывать свою позицию. В связи с ответом на этот вопрос находится и постановка другой задачи, которая может быть охарактеризована как выявление возможностей устранения нарушений с учетом реальной обстановки. Ответ на поставленный вопрос зависит в итоге от многих факторов -характеристики дела, состава его участников и т.д.
Поэтому, разрешение вопросов о том, имеются ли достаточные основания для защиты интересов клиента с учетом требований закона и конкретной обстановки, позволяет адвокату поставить перед собой ключевой вопрос: можно ли оказать юридическую помощь обратившемуся за ней гражданину или организации, и если да, то в какой форме она может быть оказана?
Задача адвокатуры, - как об этом говорится в ст.48 Конституции РФ, - оказание каждому, кто в ней нуждается, квалифицированной юридической помощи. Поэтому очевидно, что постановка такой задачи и ее решение -важнейший момент в деятельности адвоката по гражданским и арбитражным делам. В отличие от уголовного процесса (за исключением дел частного обвинения) доказательственный материал в основном собирается и представляется в суд органами следствия, в гражданском и арбитражном процессе -доказательства иска и доказательства возражений сторон разрабатываются и представляются в суд в основном сторонами и другими лицами, участвующими в деле. Обязанность представления сторонами доказательств отчетливо выражена в ст.50 ГПК РСФСР, ст.54 АПК РФ (ст.56 проекта ГПК РФ). Применительно к проблеме доказывания вопрос заключается в том, следует ли адвокату осуществлять последнее и каков должен быть его вид?
Как уже нами отмечалось, ответ на первую часть вопроса зависит от законности и, частично, обоснованности требований лица, обратившегося за правовой помощью. Избрание же вида юридической помощи и способа ее оказания зависит от целого ряда условий. Определенную сложность представляет выяснение того, какова связь между характеристикой доказательств и решением вопроса о принятии адвокатом поручения на ведение гражданского или арбитражного дела. На наш взгляд, по данной проблеме имеются три позиции.
Так, по мнению Д.П. Ватмана, Б.С. Антимонова, С.Л. Герзона адвокат вправе заключить договор поручения лишь при несомненности доказательственной базы и ясности юридической перспективы дела1. Они полагают, что адвокат обязан совершить доказательственные действия еще до принятия поручения, а решение вопроса о помощи находится в прямой зависимости от результатов этого предварительного доказывания. Другие ученые придерживаются иного мнения и считают, что адвокат всегда должен принимать поручение, поскольку он не является экспертом в оценке требований доверителя, а также с учетом возможного заключения в суде мирового соглашения и других изменений ситуации2.
Нам представляется, что та и другая позиции страдают односторонностью в подходе к данной проблеме. Бесспорно, что нельзя принимать участие в процессе, если требование клиента противоречит закону или не имеет под собой оснований. На наш взгляд, таким безусловным основанием для заключения соглашения и принятия поручения на оказание юридической помощи является наличие правовой позиции, которая включает в себя две составные части - законность требования и их доказуемость. В связи с этим приведем характерный пример.
Адвокат М. принял поручение на стороне истца на ведение дела в арбитражном суде г.Москвы по иску коммерческого банка «П» к коммерческому банку «Р» о взыскании 4 млн.руб, в том числе 3 млн. руб. основного долга по результатам взаимозачета по конверсионным сделкам и 1 млн.руб. пени за просрочку исполнения обязательств. Однако, решением арбитражного суда в удовлетворении иска было отказано, так как сделки, заключенные между сторонами, подпадали под понятие «пари» и, следовательно, в силу ст. 1062 ГК РФ требования истца не подлежали судебной защите1. Адвокат зная это, должен был убедить своего клиента отказаться от предъявления заранее бесперспективного иска и не принимать поручения на ведение дела, что не повлекло бы бесполезной траты средств на оплату госпошлины, моральных и физических сил в связи с подготовкой к рассмотрению данного иска в суде.
Принцип законности в деятельности адвоката, который он не вправе нарушать, означает безусловное соблюдение адвокатом существующих законоположений, определяющих условия и порядок его деятельности, в каких бы формах она не выражалась (дача консультаций, и советов, участие в процессуальном производстве и т.д.). Наличие доказательств, подтверждающих законные требования (возражения), являются вторым необходимым элементом правовой позиции. Исходя из этих основных моментов адвокату при принятии поручения и следует решать: принимать или

не принимать поручение на ведение дела. В связи с этим нельзя, на наш взгляд, согласиться с категоричным мнением Д.П. Ватмана, который рекомендует адвокатам участвовать в деле только тогда, когда обеспеченность позиции не вызывает сомнения. Нам представляется, что при таких обстоятельствах фактически отпадает необходимость в помощи адвоката. Как раз наоборот, юридическая помощь, на наш взгляд, необходима в тех случаях, когда нарушение прав физического или юридического лица существенно, а защищать их нелегко. Поэтому, именно в подобных случаях, когда исход дела весьма проблематичен, вмешательство профессионального юриста -адвоката представляется целесообразным. Как правило, не всегда в момент принятия поручения известно, какие имеются доказательства и каким образом они могут быть получены, так как довольно часто это выясняется уже в процессе судебного разбирательства. Мало того, работа над доказательствами приобретает смысл именно тогда, когда необходимо их собрать, оценить с учетом требования относимости, допустимости, достаточности и пр., привести в систему, когда возникают неясные и спорные вопросы. Например, изучение речей адвокатов показывает, что зачастую истинность позиции их доверителей не была очевидной с самого начала. Так, известный адвокат-цивилист Склярский И.И. отмечал в речи по делу Чернова, что он участвует в деле потому, что недопустим отказ в помощи при возможной различной правовой оценки ситуации1.
Адвокаты часто в качестве аргументов приводят противоречивые доказательства, абсолютно несовпадающие примеры из практики и научной литературы по одному и тому же вопросу2. В работе адвоката могут возникнуть и другие

непредвиденные ситуации, как, например, заключение мирового соглашения на приемлемых для обеих сторон условиях или неожиданный отказ одной из сторон от своих требований или возражений при наличии оснований для их удовлетворения и т.д. Подобные случаи завершения спора часто имеют место в судебной практике.
Нам представляется обоснованной точка зрения тех ученых-процессуалистов, которые полагают, что отказывать в приеме поручения адвокат может только тогда, когда из имеющихся материалов (в том числе те, которые могут быть получены в перспективе) однозначно усматривается, что права обратившегося за помощью гражданина или организации не нарушены, либо их защита исключена. Такого мнения придерживается, например, Я.А. Розенберг1. Подобное суждение высказывает А.А. Ерошенко2.
Анализируя их позиции, можно прийти к выводу, что отказ адвоката от принятия поручения по мотиву отсутствия доказательств считается обоснованным лишь в следующих случаях: 1) когда наличие доказательств служит непременным условием самой постановки вопроса; 2) если установлено полное отсутствие доказательственной базы в конкретном требовании доверителя. То есть, первая ситуация может иметь место, когда доказанность фактов является обязательной для формулировки требования, а вторая - это выдвижение доверителем абсолютно голословных утверждений, которые, как он сам с уверенностью заявляет, подтвердить ничем не сможет. В связи с этим, нельзя не привести высказывания об адвокате И. Винавером: «Он - представитель клиента. Клиенту этому дорог только конечный результат: осуществление его личного интереса; правовая

сфера для него - только орудие для достижения этой цели. Адвокат преображает конкретный факт и переводит его в правовую сферу...»1.
По существу, единственным безусловным основание для отказа от исполнения договора поручения для адвоката является выявившаяся незаконность требований доверителя. Установив в процессе подготовки материалов к судебному разбирательству незаконность требований, адвокат обязан сообщить об этом своему доверителю. Одновременно он должен дать рекомендации об изменении предмета заявленных требований, о частичном или полном отказе от иска, о заключении мирового соглашения и т.п. Только после принятия данных рекомендаций доверителем, адвокат вправе продолжить выполнение поручения. В остальных случаях, на наш взгляд, поручение на ведение дела следует принимать. Правовая позиция адвоката-представителя по гражданскому и арбитражному делу должна, на наш взгляд, соответствовать следующим требованиям: 1) законности представляемых интересов и характера деятельности адвоката; 2) непротиворечивости позиции доверителя и адвоката; 3) осведомленности доверителя о правовой позиции адвоката и согласии с ней.
Нам представляется, что отказ адвоката с учетом изложенных требований от участия в деле в некоторых случаях также можно расценить, как это не странно, и как своеобразную помощь клиенту. В данном случае речь идет о том, чтобы не просто отказаться от принятия поручения в силу безнадежности позиции, а убедить клиента последовать своему примеру, если, разумеется, адвокат убежден, что нет никаких шансов на выигрыш дела. Только в этом случае задача адвоката будет полностью выполнена и таким образом обратившемуся лицу будет оказана юридическая помощь,

сэкономлено время, материальные средства и сохранено здоровье, что в итоге немаловажно.
Обсуждая вопрос об оказании правовой помощи адвокатом в стадии рассмотрения гражданского или арбитражного дела по существу, необходимо отметить, что в данной стадии адвокат ставит перед собой уже другую задачу, а именно: убедить суд в своей правоте с помощью имеющихся доказательств и иных доводов. Данная проблема требует более подробного изучения, поэтому анализ процесса убеждения адвокатом суда нами будет сделан в ходе рассмотрения вопросов осуществления доказывания. Однако, в данном случае необходимо отметить, что правильная постановка такой задачи имеет огромное значение. В практике встречаются случаи, когда адвокат «убеждает» суд в своей мнимой правоте, и напротив, бывают случаи, когда истинное мнение адвоката не принимается судом во внимание. Ведь в конечном счете для убеждения суда и проводится все доказывание. Осуществляя доказывание в ходе рассмотрения дела, адвокат ставит своей задачей оказать содействие суду в достижении истины по делу. Такая помощь - это не право, а обязанность адвоката.
В данном случае, мы разделяем не потерявшей актуальности высказанную в свое время точку зрения В.К. Пучинского, М.К. Треушникова о том, что в отличии, например, от американского суда, где усилия адвокатов и других участников процесса направлены на создание у суда уверенности в их правоте, независимо от того, соответствует ли позиция действительности2, советский суд устанавливает не победителя в споре, а истину.



 
Обращение граждан в Конституционный Суд РФ
Полезная информация
Купить жилье в новостройке и не остаться с носом
Путь в «обманутые дольщики» открыт для всех - в том числе для людей известных и состоятельных Певец Леонид Агутин недавно
История из зала суда: отец, сын, внук и «прописка»
Надеемся, что реальные «квартирные» истории помогут кому-то принять более мудрое решение в сложной ситуации Предки семьи
Пленум Высшего Арбитражного суда разъяснил, как правильно
Короче, плакали ваши денежки, товарищи соинвесторы Высший Арбитражный Суд России озаботился неоднозначным правовым 
Последние материалы
Популярные статьи
© 2011 - 2018 Obhis.ru

Сейчас 109 гостей онлайн