Гражданский процесс
Поиск по сайту
Особенности рассмотрения жилищных дел
Адвокатская деятельность
 
 

 

Навигация: Главная Осуществление адвокатом доказывания по гражданским и арбитражным делам Деятельность адвоката по представлению и исследованию доказательств.



Деятельность адвоката по представлению и исследованию доказательств.

После тщательно проведенной подготовительной работы по делу адвокат вправе приступить к осуществлению доказывания в судебном заседании. В логическом отношении это означает переход от формулировки тезиса и сбора аргументов к демонстрации, другими словами, к процессу убеждения своих оппонентов в истинности отстаиваемой позиции.
Осуществлять доказывание в гражданском и арбитражном процессуальном смысле означает собирать, исследовать и оценивать доказательства, то есть совершать определенные действия, непосредственно влекущие принятие правовых решений по гражданскому или арбитражному делу. Прав в данном случае М.К. Треушников, который считает, что цель судебного доказывания состоит не в механическом наполнении дела доказательственным материалом, а в извлечении из доказательств судом (т.е. субъектом познания и представителем власти) точных выводов для обоснования решения, для защиты права1.
Указанная часть доказательственной работы субъекта доказывания наиболее сложна и вместе с тем, особенно значима. Эта деятельность происходит в основном в процессе судебного разбирательства по делам данной категории, но имеет место до начала и во время рассмотрения дела по существу; продолжается также в те периоды, когда дело слушанием откладывается или приостанавливается по различным причинам. По нашему мнению, между этапами доказа-

тельственной работы на различных стадиях гражданского и арбитражного процесса, существует теснейшая взаимосвязь. В связи с этим, вряд ли целесообразно проводить резкую грань между доказыванием, осуществляемым непосредственно в судебном заседании и в рамках подготовки дела к судебному разбирательству.
В гражданском и арбитражном процессуальном кодексе России нет определения судебного доказывания. Т.В. Сахнова предлагает ввести специальные статьи, посвященные определению судебного доказывания. Мы же разделяем точку зрения М.К. Треушникова, который считает, что «эта проблема имеет дискуссионный характер в течение длительного периода времени, относится к сфере теории, развития правового сознания и не может быть решена путем закрепления понятия доказывания в одной или двух нормах процессуального закона»2.
Первым этапом процессуального доказывания для адвоката является представление доказательств, как основной формы собирания доказательственного материала по всем гражданским и арбитражным делам. Эти доказательства адвокат представляет от имени и в интересах своего доверителя. Анализ норм ГПК РСФСР, АПК РФ позволяют, на наш взгляд, сделать вывод о существовании трех видов представления доказательств в российском гражданском и арбитражном процессе. Во-первых, сведения о фактах предмета доказывания могут содержаться в заявлениях лиц, участвующих в деле, адресованных суду, или же о доказательствах эти лица сообщают суду в ходе судебных прений и иных выступлений. Так, п.4 ст. 126 ГПК РСФСР, п.4 ч.2 ст. 102 АПК РФ обязывают истца указать в исковом заявлении, какие имеются доказательства, подтверждающие изложенные истцом обстоятельства. Во-вторых, лдиокпт и его доверитель вправе ходатайствовать перед судом о ирноГ) щении определенных доказательств (ст.ст.ЗО, 184 ГИК РСФСР, ст.ЗЗ, 118 АПК РФ и др.). В-третьих, распространены ходатайства об обозрении (оглашении) докачительстн (ст.ст.174-176 ГПК РСФСР, ст. 117 АПК РФ и др.). Если обратить внимание, то нетрудно заметить различия между указанными видами представления фактических данных. В первом случае доказательственная информация неотделима от документа или публичного выступления, в которых излагается сама позиция субъекта доказывания. Заявленное ходатайство о приобщении или оглашении доказательства может быть оставлено судом без удовлетворения, так как в этом случае о доказательствах уже говорится в отдельном документе или устном заявлении. Применительно к доказательственной работе адвоката, рассмотрим все виды представления сведений о фактах более подробно.

Так, в составленном адвокатом документе (исковом заявлении, возражениях на иск, кассационной или надзорной жалобе и т.д.) или в процессе судебных прений, в выступлениях в кассационной инстанции, в беседе на личном приеме с должностным лицом, имеющим право судебного надзора, как правило, описываются и основные доказательства по делу. Стороне по делу закон дает также право приложить письменные, вещественные доказательства, консультативные заключения, заключения экспертов и собственные письменные объяснения к представленным в суд заявлениям. В данном случае высока вероятность того, что выявленная адвокатом или его клиентом доказательственная информация будет приобщена к материалам дела, поскольку отказ в приеме процессуального документа может иметь место лишь в установленных случаях; судебная этика не позволяет также прерывать выступления участников процесса. Следовательно, доказательства, содержание которых излагается в документах или устных выступлениях, почти всегда оказываются

предметом исследования в суде, что повышает эффективность данной формы представления доказательств. Следующим положительным ее моментом, на наш взгляд, является возможность одновременно с представлением доказательств систематизировать их. В процессуальной юридической литературе иногда встречаются такие термины, как «круг доказательств», «доказательственные ряды»1. Подобные термины являются примерами систематизации доказательственного материала. Субъект доказывания, описывая доказательства, имеет возможность сочетать их представление с оценкой, что обеспечивает комплексный подход к работе над материалами дела. По нашему мнению, упорядочить сведения о фактах, выявить их внутреннюю логику намного легче, если о доказательствах сообщается в документе или в выступлении по делу.
Вместе с тем, представление доказательств путем изложения их содержания непосредственно в документах или выступлениях страдает определенными недостатками. Например, несмотря на то, что суд и не вправе устанавливать предельный объем искового заявления и других процессуальных документов или ограничивать время выступления адвоката, определенные границы здесь все же имеются. Поэтому, если адвокатом основной акцент будет сделан на подробном изложении фактических данных, неизбежно снижение эффективности оценки доказательств. Кроме того, подобная детализация нецелесообразна и по тактическим соображениям, так как дает процессуальному противнику возможность заранее узнать о позиции доверителя и суметь подготовиться к ее опровержению. Запоздалое изложение адвокатом своей доказательственной позиции также снижает ее эффект, поскольку внутреннее убеждение судей в значительной степени складывается на протяжении всего судебного разбирательства.

Все сказанное говорит о необходимости использовать такие виды представления доказательств, как обращение к суду с ходатайством об оглашении (обозрении) отдельных доказательств, или с ходатайством о приобщении к делу средств доказывания. Данные ходатайства могут содержаться в процессуальном документе ( например, в исковом заявлении или возражении на иск ставится вопрос о вызове в суд свидетелей, специалистов или о назначении по делу экспертизы). Также распространены самостоятельные письменные и устные ходатайства о приобщении к материалам дела, или об оглашении (обозрении) доказательств.
Существенное различие между этими двумя анализируемыми видами представления фактических данных состоит в том, что в первом случае источник доказательств предоставляется адвокатом в распоряжение суда, а во втором случае средство доказывания остается у адвоката или его доверителя. Поэтому в зависимости от конкретных обстоятельств дела, адвокат сам должен решить, какой ему избрать вариант. Например, если для доверителя важно, чтобы подлинное письменное или вещественное доказательство осталось в его распоряжении, или ставится цель обеспечить эффект публичности, предпочтительнее ходатайствовать об обозрении доказательства.
В некоторых случаях предпочтительным решением будет обращение к суду с ходатайством о приобщении фактических данных после изготовления ксерокопии документа, в котором они содержатся. Данный вопрос может возникнуть в случаях, если адвокат в перспективе предполагает, что для удовлетворения требований его доверителя ему придется обращаться в вышестоящие судебные инстанции. Это вызвано еще и тем, что лицо, имеющее право надзора, видит перед собой только жалобу в порядке надзора и приложенные к ней документы, которые в совокупности должны убедить его в целесообразности истребования дела и принесения протеста в порядке надзора на решение или определение нижестоящего суда.

Как было сказано выше, решение об удовлетворении или отклонении ходатайства о приобщении и оглашении (обозрении) доказательств принимает суд. В связи с этим, возникает вопрос: когда доказательство можно считать представленным? По нашему мнению, следует считать, что адвокат представил доказательство, если он заявил ходатайство доказательственного характера вне зависимости от того, удовлетворено оно или нет. Мы считаем приведенное положение принципиально важным для анализа степени доказательственной активности адвокатов. Суд, отказывая в удовлетворении ходатайств о предоставлении доказательств, тем самым дает этим доказательствам оценку с точки зрения их относимости, допустимости и т.д. Поэтому, в дальнейшем адвокат вправе считать доказательство, в приобщении или обозрении которого отказано судом, представленным и исходить из этого при апелляционном, кассационном обжаловании решения и на дальнейших стадиях гражданского и арбитражного судопроизводства. Так, адвокат , на наш взгляд, вправе ссылаться на представленное, но не принятое судом первой инстанции доказательство в обоснование избранной им позиции.
Ранее, мы уже отмечали, что в процессе выявления доказательственного материала адвокату и его доверителю предоставлено право обращаться за помощью к суду. В данном случае идет речь о заявлении ходатайства к суду об истребовании соответствующих доказательств. В случае обращения за содействием к суду возможно собирание доказательств в форме их представления, что усматривается из ст.ст. 64, 69 ГПК РСФСР, ст.54 АПК РФ. В соответствии со ст.64 ГПК РСФСР, ст.54 АПК РФ, суд может выдать лицу, ходатайствующему об истребовании письменного доказательства, запрос на право его получения. Аналогичное правило содержится и в ст. 69 ГПК РСФСР, ст.54 АПК РФ для вещественных доказательств. В этих случаях доказательство будет представлено тем участникам процесса, у которого имеется соответствующий запрос. На наш взгляд, обладатель запроса вправе самостоятельно решить дальнейшую судьбу полученного по запросу доказательства (например, после ознакомления с его содержанием, исходя из тактических соображений не представлять его в суд). Однако, подобное решение должно быть мотивировано, иначе оно может быть неправильно понято судом. Нам представляется, что данный вопрос может быть также решен путем консультаций с судьей в рабочем порядке. На практике подобные консультации не являются редкостью, однако до настоящего времени они лишены правовой базы, поскольку участие адвоката в подготовке дела к судебному разбирательству ни в действующем ГПК РСФСР, АПК РФ, ни в проекте ГПК РФ никак не регламентировано. Сложившееся положение могло бы измениться к лучшему после реализации предложений, о которых уже упоминалось ранее.

Адвокат в ходе процессуального доказывания сталкивается с рядом сложных вопросов тактического и этического плана. Так, часто возникают вопросы - целесообразно ли представлять доказательство без комментариев, оставляя их на усмотрение суда, или же адвокату следует одновременно с заявлением ходатайства доказательственного характера проанализировать представляемые им доказательства? Не является ли подобный комментарий выходом за пределы процессуальных прав адвоката? Нам представляется, что адвокату предпочтительнее наряду с заявлением ходатайства акцентировать внимание суда на некоторых особенностях содержания и формы доказательств и предложить суду свой вариант их оценки вне зависимости от того, каков вид доказательственной информации. Таким образом адвокат в определенной степени направляет процесс формирования внутреннего убеждения судей. Думается, что подобные комментарии должны быть тщательно продуманы, следовать требованиям закона. Комментирование доказательств -это право, а не обязанность адвоката.

Следующий, не менее сложный вопрос заключается в том, что вправе ли адвокат и его доверитель самостоятельно решать на каком этапе доказывания им надлежит представлять доказательства? Рассматривая эту проблему, следует обратить внимание на ее этический аспект. В юридической литературе по проблемам доказательственной деятельности адвоката утверждается, что адвокат не должен «придерживать» доказательства. Нам представляется, что в данном случае речь идет не о всяком сокрытии от суда до определенного момента некоторых доказательств. По нашему мнению, при решении вопроса о том, является ли в конкретном случае сокрытие адвокатом части фактических данных до определенной стадии процесса «придерживани-ем», следует руководствоваться субъективными и объективными критериями.
Так, субъективным критерием, на наш взгляд, будет служить та цель, которую преследовал адвокат, скрывая доказательства. Если он это сделал в интересах доверителя и без стремления нанести тем самым ущерб интересам правосудия, то нельзя говорить о «придерживании». Объективным критерием должна выступать оценка того, привело ли рассматриваемое действие адвоката к бессмысленной задержке разбирательства и волоките по делу, способствовало ли ненужной трате времени и сил участников процесса. Если рассмотрение дела не затянулось, либо усложнение дела оказалось обоснованным, сокрытие адвокатом доказательств и предоставление их в удобный момент следует считать элементом тактики, и оно не должно расцениваться как «придерживание» доказательств.

Необходимо в данном случае отметить некоторую особенность представления сторонами и их представителями в гражданском процессе доказательств в суд кассационной инстанции по сравнению с представлением их в суд первой инстанции. В связи с изменениями, внесенными в ГПК РСФСР 1964 г. Федеральным законом от 27 октября 1995 г.1, суд кассационной инстанции наделен в определенной степени аппеляци-онными полномочиями. То есть, он имеет право исследовать новые доказательства, представленные заинтересованными лицами, давать доказательствам свою оценку, устанавливать новые факты и выносить новое решение без направления дела на рассмотрение в суд первой инстанции.
М.К. Треушников, на наш взгляд, правильно считает, что при изменении функции суда кассационной инстанции потребовались нормы, обеспечивающие «добросовестную игру сторон», особенно их представителей в суде первой инстанции2. Поэтому, адвокат должен помнить о том, что «придерживание» доказательств Для кассационной (аппеля-ционной) инстанции чревато тем, что в качестве меры защиты против недобросовестных действий в законе установлено, что вновь представленные доказательства кассационная (аппеляционная) инстанция, согласно ст.294 ГПК РСФСР, 155 АПК РФ (адвоката-представителя проекта ГПК РФ), исследует только в том случае, если признает обоснованным невозможность представления их в суд первой инстанции или когда в исследовании доказательств необоснованно было отказано судом первой инстанции.
Дополнительные доказательства, например, могут быть не приняты арбитражным судом апелляционной инстанции, если будет установлено, что заинтересованное лицо в суде первой инстанции вело себя недобросовестно и не представило эти доказательства с целью затянуть процесс (п.9 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 19 июня 1997 г. № И «О применении арбитражного процессуального кодекса РФ при рассмотрении дел в апелляционной инстанции»)1. Дополнительные доказательства, представленные в обоснование отзыва на апелляционную жалобу, принимаются и рассматриваются арбитражным судом апелляционной инстанции по существу. Причины невозможности представления доказательств в суд первой инстанции адвокат должен обосновать в своей кассационной (апелляционной) жалобе (ст.286 ГПК РСФСР, ст. 155 АПК РФ, ст.346 проекта ГПК РФ). Следовательно, лицо, представившее, например, дополнительные доказательства в кассационной инстанции в гражданском судопроизводстве, должно привести аргументы, подтверждающие невозможность представления этих доказательств в суд первой инстанции2. Как правильно отмечает В.М. Шерстюк, в соответствии с ч.1 ст. 155 АПК дополнительные доказательства принимаются судом, если заявитель обосновал невозможность их представления в суде первой инстанции по причинам, не зависящим от него3. В связи с этим, теряет всякий смысл «придерживание» доказательств, если адвокат не представит доказательств уважительности непредставления их в суд первой инстанции.

Ограничены также и права представителя на обращение к апелляционной инстанции с ходатайством об истребовании доказательств в соответствии с ч.2 ст.54 АПК. Если подобные ходатайства судебный представитель не заявил в арбитражном суде первой инстанции, то трудно рассчитывать на их удовлетворение апелляционной инстанцией.

Как усматривается из ст.ст.156, 184 и др. ГПК РСФСР (ст.ст.168, 194 проекта ГПК РФ), ст. 118, 122 АПК РФ, сведения о фактах могут быть представлены на различных стадиях гражданского и арбитражного процесса, а не только при подаче искового заявления или в ходе подготовки дела к судебному разбирательству. Нам представляется, что такое положение дает адвокату право на выбор оптимального момента для представления того или иного доказательства. Адвокат, по нашему мнению, сможет избежать упреков в свой адрес в затягивании процесса в том случае, если заблаговременно поставит суд в известность о своем намерении представить определенное доказательство, не раскрывая его содержания, согласует также с судом время его представления.

Часто на практике распространены ходатайства, в которых высказывается просьба адвоката и его доверителя к суду предоставить дополнительное время для собирания фактических данных. На практике реализация такого рода ходатайств обычно происходит путем откладывания дела слушанием или достижения договоренности с судом о переносе дня судебного заседания на более поздний срок. В законе подобные переговоры представителя с судом не урегулированы, но и не противоречат ему. Психологический контакт между субъектами доказывания, куда мы относим и суд, поможет избежать непонимания, обеспечит поддержание в суде атмосферы здорового сотрудничества. Существует еще одна этическая проблема, с которой адвокатам приходится сталкиваться в процессе представления доказательств, это так называемые «сомнительные» доказательства. К ним можно отнести такие фактические данные, достоверность которых так и не удалось установить или опровергнуть, хотя все возможности их проверки исчерпаны.

На наш взгляд, адвокат вправе оперировать и такими сведениями о фактах. По смыслу договорного представительства, представитель не обязан информировать суд о своих сомнениях относительно этих доказательств. Например, адвокаты ответчиков достаточно часто заявляют о том, что возражения их доверителей не опровергнуты, и их недостоверность не установлена2. По нашему мнению, адвокат не имеет права использовать в своей работе над материалами дела только ту информацию, ложность которой ему заранее известна, вне зависимости от того, знает ли суд о порочности этой информации или нет.

В ГПК РСФСР, АПК РФ исследование доказательств понимается как познание их содержания. Об этом говорится в ст.ст.174,175,178 ГПК РСФСР, ст.117 АПК РФ и других нормах права. Например, в ст. ст. 174, 178 ГПК РСФСР, ст. 117 АПК РФ, посвященных исследованию письменных и вещественных доказательств, говорится об их оглашении, обозрении, осмотре, то есть ознакомлении участников гражданского и арбитражного процесса с содержанием этих фактических данных (сведений). В юридической литературе по вопросам гражданского и арбитражного процессуального доказывания также подтверждается мысль о том, что теория включает в понятие исследования чисто процессуальный смысл, рассматривая последнее как деятельность субъектов доказывания по познанию содержания доказательств . Заслуживает внимания точка зрения В.И. Коломыцева, который высказал мнение о неразрывном единстве исследования

доказательств и их оценки как логико-процессуальной деятельности. Из этого суждения, как нам представляется, можно сделать вывод о том, что в теории гражданского и арбитражного процесса исследование доказательств не рассматривается как логическая работа2. Оценка доказательств считается логической стороной доказывания, в то время как исследование - исключительно процессуальной. При сравнении указанного подхода с тем, который принят в уголовно-процессуальной литературе, можно заметить существенное отличие. Ученые, работающие в области уго-ловно-процессуального доказывания, трактуют исследование шире, включая в него не только познание субъектом содержания, но и некоторые аналитические моменты. Например, Р.С. Белкин говорит о проверке достоверности и установлении согласованности доказательств как сторонах исследования фактических данных3, то есть подчеркивается аналитический компонент исследования сведений о фактах. Данная позиция основана на соответствующих нормах УПК РСФСР, где в большей, по сравнению с ГПК РСФСР и АПК РФ, степени делается акцент на интеллектуальной работе субъектов доказывания в процессе исследования ими доказательств. Так, в ст.283 УПК РСФСР имеется указание на правомочие участников процесса задавать вопросы свидетелям, но одновременно говорится о праве председательствующего устранять вопросы, не относящиеся к делу. Статья 288 УПК РСФСР предусматривает заслушивание судом мнения участников уголовного судопроизводства относительно содержания вопросов, поставленных перед экспертом, после оглашения этих вопросов. Статья 283 УПК РСФСР предоставляет право участникам процесса допрашивать свидетелей, в то время как соответствующая норма ГПК РСФСР (ст. 170) и АПК РФ (ст. 117) предусматривают лишь возможность задавать вопросы свидетелю лицами, участвующими в деле. Эти и другие различия в терминологии, на наш взгляд, отражают более активную позицию участников уголовного процесса по сравнению с лицами, участвующими в гражданском и арбитражном деле, хотя по смыслу указанных видов судопроизводства, казалось бы, должно быть наоборот. По нашему мнению, в гражданском и арбитражном судопроизводстве, где основные обязанности по доказыванию возлагаются на стороны по делу и их представителей, именно эти лица должны быть наиболее активными в осуществлении доказывания, в том числе в исследовании доказательств. При сравнении двух описанных подходов к содержанию понятия «исследование доказательств» представляется обоснованным утверждение В.И. Коломыцева и других ученых о единстве исследования и оценки доказательств. Вместе с тем, проводить столь резкую грань между интеллектуальной и процессуальной сторонами доказывания, по нашему мнению, нет оснований, поскольку как и в исследовании, так и в оценке доказательств имеются и логические, и правовые моменты. Оценка доказательств, которая далее будет подробно рассмотрена, являясь по содержанию логической деятельностью, выражается в процессуальных решениях. Исследование доказательств, как отмечалось нами выше, является познанием сведений о фактах. Познание же представляет собой интеллектуальную работу субъектов познания. В гражданском и арбитражном процессе имеет место особое познание фактов, процессуальное по своему характеру и последствиям, однако это совсем не означает, что оно лишено элементов анализа познаваемых обстоятельств гражданского и арбитражного дела.
Нам представляется, что исследование доказательств следует понимать не только как ознакомление субъектов доказывания с содержанием фактических данных , но и как одновременный их анализ, установление общих связей между отдельными доказательствами, определение направлений их дальнейшего использования.



 
Обращение граждан в Конституционный Суд РФ
Полезная информация
Купить жилье в новостройке и не остаться с носом
Путь в «обманутые дольщики» открыт для всех - в том числе для людей известных и состоятельных Певец Леонид Агутин недавно
История из зала суда: отец, сын, внук и «прописка»
Надеемся, что реальные «квартирные» истории помогут кому-то принять более мудрое решение в сложной ситуации Предки семьи
Пленум Высшего Арбитражного суда разъяснил, как правильно
Короче, плакали ваши денежки, товарищи соинвесторы Высший Арбитражный Суд России озаботился неоднозначным правовым 
Последние материалы
Популярные статьи
© 2011 - 2018 Obhis.ru

Сейчас 95 гостей онлайн